Некоммерческое партнерство

 Родительский Комитет



Myweb.ru, каталог сайтов

Каталог Православное Христианство.Ру

Православие и современность. Информационно-
аналитический
портал
Саратовской епархии Русской Православной Церкви

Информация

В 2012 г. закончился осуждением виновных судебных процесс, по так называемому делу «Панк-молебен» в Храме Христа Спасителя», вызвавший большой резонанс в России и за рубежом. На процессе были подняты вопросы о пределах свободы личности, о защите свободы совести и вероисповедания, о пределах ответственности за преступление, о том, что закон должен гарантировать гражданам защиту от преступных посягательств.

Председатель правления Некоммерческого партнерства в защиту семьи, детства, личности и охраны здоровья «Родительский комитет» Павлова Лариса Октябристовна, адвокат Московской городской коллегии адвокатов, принимала участие в защиту интересов потерпевших на предварительном следствии и в суде. Подробнее...

Родители остались без защиты.
30 марта 2016 года Судебная коллегия по административным делам г. Санкт-Петербурга закончила рассмотрение судебного спора представителя НП Родительский комитет, бывшего общественного уполномоченного по правам ребенка по г. Санкт Петербургу Качесовой Любови Ивановны, которая выступала в деле как заявитель - физическое лицо. Определением от 30.03.2016 г. суд отказал в удовлетворении апелляционной жалобы Качесовй Л.Ю на решение Красносельского суда г. Санкт-Петербурга, отказавшего в иске.

Иск к прокуратуре о признании незаконными ее действий (бездействия), как способ защиты прав ребенка
По просьбам родителей ныне Общественный уполномоченный по правам ребенка в г. Санкт-Петербурге Качесова Л.И., обратилась в мае 2015 г. в Красносельский суд г. Санкт-Петербурга с заявлением об оспаривании действий (бездействия) прокуратуры г. Санкт-Петербурга. Решение подать такое заявление в суд возникло после того, как родители не были удовлетворены действиями прокуратуры по своим обращениям с просьбой пресечь незаконную деятельность РОД «Петербургские родители», использующего методы работы и программы, наносящие вред здоровью и развитию несовершеннолетних.

Фарит Газизуллин показал бывшей невестке, на чьей стороне сила.
Комментарии юриста к статье С. Колосовской о деле Фазизуллина против Матвеева.

Кощунство в Храме Христа Спасителя: преступление и наказание.

Приговор по факту хулиганства в Храме Христа Спасителя вступил в законную силу.

Подтвердит ли Мосгорсуд состоявшийся приговор по хулиганству в Храме Христа Спасителя мы узнаем 10 октября 2012 г.?

Дело Маликовых: совпадения или коррупция?

Обыкновенная … жестокость. По следам трех судебных процессов.

Судьба детей Агеевых и их приемных родителей решается теперь в Видновском суде.

Дело Веры Камкиной (Колпино, Санкт-Петербург)
Родительский комитет продолжает следить за случаями нарушений законодательства РФ при изъятии детей из семьи.

Ювенальные суды против родителей.

Дети, которым мы помогаем

Защита родительских прав.

О работе НП «Родительский комитет».

Выступление Павловой Л.О.  — адвоката, члена правления Некоммерческого партнерства в защиту семьи, детства, личности и охраны здоровья «Родительский Комитет» на курсах ПМПЦ «Жизнь».

По вопросам прав и обязанностей родителей сегодня возникает огромное количество вопросов. Сегодня мы обсудим лишь несколько тем, волнующих родителей. Например, что такое правовая защита семьи, как можно защищать семью. Вот уже более трех лет я сотрудничаю с общественной организацией «Некоммерческое Партнерство в защиту семьи, детства, личности и охраны здоровья »Родительский Комитет«». Возникла такая организация неслучайно, первоначально объединились несколько граждан, родители, учителя, непосредственно столкнувшиеся с трудностями в школе, с трудностями в воспитании детей, защиты их интересов и интересов семьи. Объединились тогда, когда оказалось, что они не могут самостоятельно защитить свое право на нормальное воспитание ребенка. Те, кто создавал эту общественную организацию, исходили из того, что в государстве сложилась ситуация, когда только семья является той единственной неформальной структурой, которая может защитить права ребенка. Только семья является оплотом сохранения традиционности в нашей жизни, и только семья может защитить нравственное здоровье наших детей.

Но что такое семья? Ведь это не какая-то правовая структура, которая где-то зарегистрирована. Сам по себе брак регистрирует только правовые отношения мужчины и женщины, свидетельство о рождении ребенка подтверждает факт наличия у них детей. Но бывает, что все это есть, а семьи как таковой нет. Сейчас много семей, которые не имеют официальной регистрации, но, тем не менее, живут семейной жизнью, т.е.  фактическими семейными отношениями. Что мы имеем в виду, когда говорим о необходимости защиты семьи? Мы говорим, прежде всего, о необходимости сохранения самого правового института — семьи. Вы прекрасно знаете, что институт семьи разрушается и разрушается очень быстро, буквально у нас на глазах. Недавно я познакомилась со статистикой по Москве, где говорилось о том, что чуть увеличилась рождаемость, совсем незначительно, но в полтора раза увеличилось количество разводов и чуть-чуть увеличилось количество браков. Это говорит о том, что дети рождаются в неполных семьях и, фактически, они лишены возможности иметь перед глазами образ жизненного устройства, который дает семья. Дети в неполных семьях, как правило, ограничены в возможности иметь свою семью, потому что они не имеют примера отца, его роли в семье. Некому подражать. Достаточно много случаев, когда детей воспитывают родители — отцы, что раньше случалось крайне редко. И вот те, кто решил создать организацию «Родительский Комитет», исходили из того, что необходимо, прежде всего, защищать социальный институт семьи, потому что только родители являются законными представителями своих детей.

Многие задают вопросы и не знают простых вещей: до какого возраста дети находятся в подчинении своих родителей, и до какого возраста детей родители вправе решать какие-то основные вопросы, связанные с их детьми. Сразу хочу сказать — этот возраст ограничивается восемнадцатью годами ребенка. Многие спрашивают, а как же мол, мои дети получают паспорт, в четырнадцать лет, или имеют право на работу с пятнадцатилетнего возраста? Много вопросов у родителей вызвало принятие поправок в Семейный кодекс РФ, связанных со снижением до четырнадцати лет возраста вступления в брак с разрешения местных органов власти. Нам необходимо помнить о том, что на наше счастье, сегодня пока еще родители отвечают за своих детей, и дети должны находится в подчинении у своих родителей до восемнадцати лет. Речь идет о том, что за все основные жизненные ситуации, с которыми сталкивается ребенок, отвечают его родители: мать или отец, или оба родителя. Например, проблемы образования ребенка, его лечения, местожительства, трудоустройства. Все вопросы, когда нарушаются права несовершеннолетнего человека — гражданина, решают его родители.

Существует такая государственная структура, как Прокуратура, которая призвана защищать интересы несовершеннолетних детей по определению «интересы неопределенного круга лиц». Но на практике мы сталкиваемся с тем, что Прокуратура часто не выполняет эти функции. По отдельным делам, касающимся отдельного ребенка, да, бывает, прокуратура вмешивается, и делает что-то в защиту интересов конкретного ребенка. Однако в целом, институт прокуратуры не справляется с теми задачами, которые перед ней стоят. Есть у нас еще один государственный институт, это «орган опеки и попечительства», призванный заниматься защитой интересов детей. Функции органов опеки и попечительства сейчас передали местной власти, и многие даже не понимают что это за орган такой? Как правило, руководителем этого органа является глава муниципального органа. Часто получается, что опекой и попечительством у нас занимаются люди, которые не имеют профессиональной подготовки. Да, есть прекрасные люди, но эта система трансформируется длительное время и на сегодня нормальной структуры не создано. Фактически сложилась ситуация, когда органы опеки и попечительства занимаются в основном подготовкой к рассмотрению в судах дел о лишении родительских прав, и вопросами усыновления. Однако и это получается у опеки далеко не всегда удачно, и далеко не всегда в интересах ребенка. Нет практики, нет нужной литературы, нет хорошей подготовки на государственном уровне работников опеки. Мы сталкиваемся с этим на практике. Орган опеки и попечительства может заняться детьми, если родители алкоголики или наркоманы, и можно без особых проблем, засвидетельствовать это обстоятельство. Но по делам, когда в семье происходит, например, скрытое насилие, скрытая жестокость, у органов опеки и попечительства нет реальной практики реагирования, нет реальной возможности защитить этих детей. Мы пытаемся в отдельных случаях помочь таким несчастным детям.

Какие органы еще существуют? Есть милиция, есть инспекция по делам несовершеннолетних. Я называю вам все эти структуры: прокуратура, органы опеки и попечительства, инспекция по делам несовершеннолетних, чтобы вы имели в виду, что если возникает какая-то проблема в семье, какая-то проблема с ребенком, то это те структуры, которые обязаны в силу своих полномочий заниматься защитой интересов детей. Другое дело, что на практике они этим занимаются крайне неудовлетворительно. Инспекция по делам несовершеннолетних, это — структура в рамках МВД, призвана заниматься детьми из социально неблагополучных семей, она имеет право ставить детей на специальный учет, составлять различные акты, давать представления в учреждения и организации. Таким образом, у каждой из перечисленных структур есть масса своих полномочий. Надзирающим органом является прокуратура. Но реально заняться детьми, помочь детям и сохранить семью, могут только родители. Закон дает им это право.

Какие законодательные акты регулируют правоотношения между родителями и детьми. Это, прежде всего «Семейный кодекс Российской Федерации». Вы будете сталкиваться на местах с проблемами, и вам придется ориентироваться в жизненных ситуациях. Поэтому моя задача дать вам краткий обзор законодательства. Говорят, что хороший специалист не тот, кто все знает, потому что знать все невозможно, а тот, кто знает, куда посмотреть, какую книгу открыть и к какому закону обратиться. Поэтому я думаю, что если вы запишите нормативные акты, которые я вам называю, вы, по крайней мере, будете ориентироваться в законодательстве и, в случае необходимости, сами обратитесь к закону..

«Семейный кодекс Российской Федерации», имеет прямое отношение к проблемам, касающимся семьи, и семейных отношений. Это, прежде всего, отношения между родителями и детьми. Права ребенка, изложены в одной из глав, там же перечислены взаимные обязательства членов семьи. К сожалению, нет возможности подробно остановиться на каком либо из этих вопросов, хотя это очень интересно. Еще буквально три года назад, когда я говорила, о том, что ребенок, достигший четырнадцати лет, имеет возможность самостоятельно обратиться в суд, если родители грубо нарушают его права, слушатели удивлялись и считали это чем-то таким неудобоваримым. У всех возникал образ Павлика Морозова: ребенок против своих родителей идет в суд. Сегодня это уже почти никого не удивляет, но, тем не менее, наша жизнь показывает, что это право, предоставленное ребенку в рамках приведения нашего законодательства в соответствии с международными правовыми актами, мало соответствует менталитету нашего народа. Я многократно повторяла и убеждена в том, что самые бесправные существа в нашем государстве — это дети. Когда идет социальная реклама по телевидению и говорят: «а ты помог инвалиду, пожилому, ребенку?», то есть ребенок идет в конце, я всегда думаю, насколько это не верно. Пожилой прожил жизнь, у него есть жизненный опыт, знакомые и т.д., у инвалида тоже. А ребенок не знает ничего, у него нет жизненного опыта. Ребенок в силу своих физических и психических данных не может сам себя защитить. И в том случае, если у него нет нормальных родителей, нет нормальной обстановки в школе, он никоим образом не защищен. Мы столкнулись с тем, что жестокая жизнь ставит детей в безвыходную ситуацию. К примеру, такая житейская ситуация. Имеется семья: мать и пятеро детей от разных отцов. Мать ранее признали психически больной. На удивление у нее очень хорошие детки, хотя у них есть какие-то отклонения в здоровье. Мать в силу своего заболевания не имеет возможности воспитывать детей, она их избивает, не кормит, держит взаперти. Свою малолетнюю дочь двух лет она однажды избила так, что ребенок попал в больницу и стал инвалидом. Несколько лет назад детей у нее забрали в детский дом, так как была реальная угроза их жизни. Прошло несколько лет, женщина познакомилась с мужчиной, который решил сожительствовать с ней из-за жилплощади. В один прекрасный момент, мать под влиянием «друга» обманным путем, представив справку о том, что она как психическая больная в стадии ремиссии, берет детей из детских домов, под свое крыло, якобы одумавшись. Мать хоть человек и больной, но она не пьет, не курит, не имеет вредных привычек, она внешне просто заторможенная, но может создать мимолетное благоприятное впечатление перед органами опеки. Мать берет этих детей себе, получает как многодетная огромную квартиру и они с «другом„ начинают над детьми издеваться. Друг, у которого есть семья в Армении, откровенно говорит, что перевезет свою семью в Москву в эту квартиру. Дети же практически не имеют вещей, их толкают, бьют, плохо кормят. Когда ребенку, которому наш комитет покровительствует, сожитель сломал ключицу, мы решили заняться его защитой вплотную. Мальчик слезно просил отправить его обратно в интернат, хотя до этого, когда он ранее был в интернате, так же плакал и хотел к маме. Как же реально можно отправить этого ребенка в интернат? Семь месяцев организация совместно с органом опеки занималась этим вопросом. Сейчас ребенок после двух больниц находится в интернате. Дети у больной матери отобраны. К сожалению, фактически органы опеки, если не имеют дело с явными родителями -алкоголиками или наркоманами, почти беспомощны. Опека идет к психиатру, а тот говорит: у больной, к примеру, спад, ремиссия, она не опасна и выдает справку, что мать практически здорова. Хотя даже сам ребенок знает, как мать опасна, что он будет каждую неделю нам звонить и просить, чтобы его обратно не забрали в семью, и он очень переживает за своего младшего брата, который еще в семье. Так вот может ли этот ребенок идти самостоятельно с иском в суд и защищать свои права? Нет, нет и нет! Стать истцом по делу — это такая моральная и юридическая проблема, которую ребенок не может решить. К сожалению, сейчас очень много психически больных людей. Потому что у нас психиатрическая помощь населению практически развалена и реально больного обследовать и положить на принудительную госпитализацию очень тяжело. Фактически все решает врач-психиатр. Если нет явного агрессивного поведения на глазах у психиатра, то этого человека никуда не положишь. И очень много детей страдают в таких скрытых семьях. Если какие-то взрослые не помогут ребенку пойти в суд, то он сам этого не сделает.

Какие еще нормативные акты регулируют жизнь семьи, семейную защиту и защиту детей. Это, конечно, основной закон нашей страны, Конституция Российской Федерации. Я думаю, что каждый из вас, кто каким-то образом касается вопросов социальной жизни нашего государства и социальной жизни в рамках Церкви, обязательно должен купить эту тоненькую книжечку. Конституция Российской Федерации принята 12 декабря 1993 года. Здесь есть статьи касающиеся прав семьи. В статье 38 Конституции указано, что семья находится под защитой государства. Конституция не раскрывает способ защиты. Существуют дополнительные нормативные акты, которые регулируют правоотношения в области здравоохранения, в области образования, в области культуры, в области средств массовой информации. Но, важно знать, что в Конституции Российской Федерации есть еще и глава вторая, которая называется: «Права и свободы человека и гражданина». И если у вас сложилась какая-то ситуация, и вы пытаетесь разобраться, что в этой ситуации можно сделать, на что можно опираться, мой вам совет — откройте Конституцию, главу вторую, и там вы найдете ответы на очень многие вопросы. Это любые вопросы, начиная с прав родителей, право на информацию, право на свободу вероисповедания, право на свободу мысли, право на распространение информации, право на защиту чести и достоинства, право на защиту личной тайны. Например, задают вопрос: «Правомерно ли проведение какого-то опроса в школе или сбор каких-то доказательств?» Я всегда советую, открыть вторую главу Конституции. Там написано, что нельзя, запрещено, собирать любые сведения, касающиеся личной жизни человека, без его согласия. Человек имеет право это оспорить. Поэтому, сама по себе Конституция даст вам определенный кругозор, который поможет определиться, решить, не нарушены ли какие-нибудь права человека в конкретном случае, в школе, или права в области здравоохранения, права касающиеся семьи, права ребенка.

Я не буду разбирать конкретные статьи Конституции РФ. Я хочу отметить лишь одну единственную статью, которая находится в главе первой и которая говорит об основном устройстве нашего государства. Ее надо знать. Так вот, в ней указано, что в Российской Федерации признается идеологическое многообразие, никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной. За этим стоит то, что ни православие, ни мусульманство, ни атеизм, ни иная другая религия или идеология не может быть государственной и не может устанавливаться в качестве обязательной. Согласно Конституции, Россия много-идеологическое государство. Отсюда возникает масса проблем связанных с системой образования и воспитания, с направленностью работы средств массовой информации. Хотя часто говорится об идеологической свободе и это преподносится нам как высшее достижение нашего государства. Часто говорят, что мы устали от фашизма, мы устали от тоталитаризма, мы устали от сталинских репрессий. Не должно быть никакой идеологии. Но мы как христиане понимаем, что за этим стоит. Фактически в обществе довлеет идеология атеистическая. Именно она в основном проводится в рамках нашей системы образования, а учитывая то, что идет большое помрачение умов и большие колебания у всех граждан в идеологической области, в том числе и у учителей, которые исповедуют самые различные точки зрения, начиная от атеизма и кончая различными формами неоязычества, мы имеем и соответствующие результаты.

Если образование — это есть идеология, то мы получаем то молодое поколение, которое не имеет никакой идеологии, либо имеет ту идеологию, которой обладает учитель, пользующийся у ребенка наибольшим авторитетом. Поэтому и в семью вторгается многоидеологическое многообразие. Каждый день встает речь о необходимости защиты семьи. Право воспитывать ребенка в той системе духовно-нравственных ценностей, которые избрала данная конкретная семья — вот это сейчас самое сложное. Меня просили коснуться проблем православной семьи, которые связаны с системой образования. Что мы имеем сегодня в школе? Сегодня родители уже начали понимать, что происходит во многих местах нашей многострадальной России. Что интересно, у нас слово Россия и слово Российская Федерация, признаны в Конституции равнозначными. Название нашего государства — Россия или Российская Федерация, но на обложке — «Российская Федерация, Президент Российской Федерации». Слово Россия, как бы размывается, хотя в Конституции, такое слово есть. Если вы напишите «Конституция России», вы будете абсолютно правы, несмотря на то, что здесь на обложке написано «Российская Федерация».

Фактически сегодня из умов вымывается такое понятие как «государство Россия». Система образования в целом, за редкими исключениями, препятствует родителям, исповедующим православие, воспитывать детей в этой традиции. Здесь очень много споров, и, в частности, спор о возможности преподавания православной культуры в образовательных школах. Так как именно учебные занятия в рамках православной культуры могут дать ребенку ту ценностную ориентацию, которую разделяет православная семья. Во что же выливается на практике, скажем так, борьба православных за право воспитывать детей, в рамках православной культуры? Многие воспроизводят тезис, который навязывается средствами массовой информации и поддерживается директорами школ и министерством образования. Это тезис о том, что преподавание религии в школе запрещено. Позволю себе с этим не согласиться. Этот тезис совершенно не правильный. В законе запрета прямого нет. Есть второй тезис, о том, что школа отделена от государства и образование у нас светское. Да, действительно, школа у нас отделена от государства с 1918 года, и Церковь тоже. Я имею в виду школу в рамках преподавания Закона Божьего, преподавания православия, т. е. школа становиться атеистической. В сегодняшнем законе об образовании Российской Федерации нет прямой нормы, запрещающей преподавать религию в школе. У нас есть статья в рамках Закона об образовании РФ, в которой указано что, в школах не могут действовать религиозные и общественные организации, но это не есть запрет преподавания религии или основ православной культуры в школе. Что такое деятельность религиозной организации в школе? То есть невозможность открывать в школе филиал прихода. Невозможно, чтобы в школе действовал священнослужитель, который будет без согласия родителей, без согласия школы, осуществлять обучение детей Закону Божьему, в силу того, что у нас светское государство. Но что такое светское государство? Это не значит атеистическое, т.е.  преподавание того, что Бога нет. Это значит, что в российской школе не введено обязательное преподавание религии. Не преподается она в том смысле, в каком преподавалась до революции, до 1918 года, когда был обязательный предмет — Закон Божий. Россия была православной страной, и православие было определяющей религией. Поэтому, хотя сегодня идет много споров, атеистические тенденции в сфере образования присутствуют.

Не так давно был создан координационный совет министерства образования и Московской Патриархии РПЦ. В мае месяце 2002 г. на заседании координационного совета присутствовал сам Патриарх, и было признано необходимым расширять работу по духовно-нравственному воспитанию детей и вводить в школы предмет «Основы православной культуры». Министр образования сделал, единственное, что мог сделать, в развитие того решения — направил в октябре 2002 г субъектам федерации методическое письмо, которое носило информативный характер. Оно сообщало, что при письме направляется методическое пособие по предмету: «Основы Православной Культуры», одобренное на Координационном совете с участием Патриарха. Что это значило с точки зрения чиновников, которые были на местах? Это значило, что наверху имеется лояльное отношение к преподаванию «Православной Культуры» в школах. Сборник методических указаний давал возможность методистам на местах, например, в Ростовской области, Краснодарском крае, еще где-то, разработать примерные учебные планы по этому предмету и разослать в районные отделы образования для применения. Учреждения, которые готовят педагогов, могли начать подготовку преподавателей по этому предмету. То есть, если бы сверху прозвучало маленькое положительное добро на все это, механизм бы закрутился. Что такое директор школы? Он, в значительной степени, исполнитель и напрямую зависит от отделов образования. Ему дали методическое пособие, и он действует согласно ему, раз там, наверху, сказали — это хорошо. Многие из вас знают, что случилось с упомянутым письмом. Коротко: оно не имело каких-то правовых последствий. В каждом регионе должны были самостоятельно решать на уровне региона, вводить ли предмет Православной культуры в школе, или не вводить. Однако после письма последовала совершенно неадекватная реакция противников Православия. Часть чиновников, в частности зам. председателя администрации президента Волин — человек, который должен отстаивать государственные интересы, национальные интересы, выступил с открытым заявлением о том, что введение в государственную школу основ православной культуры грозит нам гражданской войной. Нам сообщили из Питера о том, что в октябре месяце там собирались представители сект, действующих в Петербурге, для решения вопроса о том, как противостоять внедрению «Основ Православной культуры„ в российских школах.

Министр образования, озвучивая вопрос о возможности введения предмета «Основы Православной культуры», говорил, что школа не должна готовить некомпетентных, безграмотных детей. Он приводил такой пример. В одном из музеев, подходит к нему кто-то и, показывая на образ Богородицы, спрашивает, а что это за женский портрет? Человек не знает, что это икона. Человек не понимает культуры, того же Достоевского и другие произведения; не понимает до конца музыки наших русских композиторов. Источником деятельности всех этих людей, прославивших нашу культуру, являлось, конечно, Православие. Было много инициатив снизу по поддержке введения в школе предмета «Православная культура. В поддержку этого было собрано тридцать восемь с лишним тысяч подписей. В ноябре месяце 2002 г. коробки с подписями отвезли в администрацию президента и непосредственно министру образования. Но, несмотря на то, что выступали многие священники, несмотря на то, что общественное мнение говорит о необходимости преподавания православной культуры в школе, т.к.  это вопрос качества образования, воз и ныне там. Школа должна готовить культурных людей, знающих историю своей культуры, давать качество образования. Запрещать детям изучать ту культуру, которая является основополагающей для страны — это просто плодить невежество среди детей. Несмотря на все это, министр образования фактически дал обратный ход. После обращения к нему ряда депутатов, имеющих анти-православный настрой, например, И. Хакамады, известного всем правозащитника С. Ковалева, на сайте Министерства Образования появилась информация о том, что преподавание предмета »Православная культура« возможно только в качестве факультатива. И начинается ответный ход недоброжелателей православия. Что они предпринимают? Выделяются государственные деньги на предмет »Религии Мира«. Мол, Православная культура детьми может изучаться в рамках предмета «Религии Мира».

Такой вот контрудар был нанесен противниками Православия. Во что это выльется, мы с вами не знаем. В нашей стране существует минимум государственного образования, так называемый государственный стандарт образования. Есть два школьных стандарта. Один стандарт общероссийский — федеральный, а второй — региональный стандарт, принимаемый непосредственно субъектом федерации, т. е. краем, областью, автономной республикой. На сегодня, конечно, мало шансов включить предмет Православная культура в Федеральный стандарт. Но надо разъяснять, что включение предмета Православной культуры в Федеральный стандарт вполне законно. Все кто говорят, что это запрещено, говорят неправильно. Можно преподавать детям в пятом классе историю Древнего мира и культуры Древнего мира и Древней Греции и получается нельзя преподавать историю Православной культуры. Абсурд! Сегодня каждый субъект Российской Федерации имеет реальную возможность законодательно ввести в региональный образовательный компонент предмет «Православная культура» в качестве обязательного предмета для всех школ региона. Это не значит обучать детей религии, это значит — обучать детей основам Православной культуры, и мы должны говорить именно об этом. С нашей точки зрения, необходимо разводить эти два предмета: Православная культура и Закон Божий, как вероучительный предмет. Да, его тоже можно преподавать в школе, но только факультативно, но только с согласия родителей и только по желанию. Для этого необходима группа родителей, которая подает директору школы заявление с просьбой о преподавании либо Основ православной культуры, либо Закона Божьего и согласие епархии и священства на то, чтобы преподавать Закон Божий. Это и сейчас возможно, и во многих субъектах Федерации такое преподавание ведется. Есть губернаторы, которые уже на сегодняшний день понимают, что Основы Православной культуры жизненно необходимы. Например, губернатор Аман Тулеев. Я не знаю, какого он вероисповедания, но, тем не менее, он единственный губернатор который сообщил, что он за внедрение Основ Православной культуры и желает, чтобы это был обязательный предмет. Потому, что именно Православие учит понятию добра, зла и всем нравственным категориям. Необходимо на местах организовывать такую работу, которая бы позволила, пускай не сегодня, но через некоторое время, путем инициативы снизу, инициативы семьи, добиться преподавания православной культуры в нашей светской государственной школе. Необходимо обращаться к местным депутатам, в законодательное собрание субъектов Федерации, собирать подписи родителей и добиваться желаемого, т.е.  начинать эту работу нужно снизу. Пока же существует порядок, навязываемый сверху родителям. Ставят такие рамки, что Основы Православной культуры в школе можно преподавать только в рамках факультатива.

Несколько слов о школе. Школа — самостоятельное юридическое лицо, которое действует на основании устава школы. В нем определенны основные моменты жизни школы: порядок приема в школу, то, какие дисциплинарные взыскания можно объявить в школе, каков порядок отчисления из школы, какие права и обязанности педагогического совета, какие права и обязанности субъектов образовательного процесса. Субъектами образовательного процесса являются: ребенок, учитель и родители. Важно знать, что родители являются субъектом образовательного процесса. Что это обозначает? Это обозначает, что родители как полноправные субъекты образовательного права, имеют право принимать участие в образовательном процессе, они имеют право знать школьные программы, знакомиться с предметами, учебниками, выражать свое мнение о преподавании того или иного предмета. Если учебный предмет данной школы включен ряд обязательных предметов, то он обязателен и для вашего ребенка. Ваш ребенок должен посещать все те уроки, которые определены в учебном плане данной школы. С учебным планом школы родители также имеют право ознакомиться. Хотя формально права родителей расширены, школа становится все более авторитарной. Зачастую школа злостно не допускает родителей в школу. Просто есть желание работать по инерции. «Не мешайте нам!» — зачастую говорят некоторые директора. Инициатива родителей в любой области доставляет администрации лишние проблемы. Любое сопротивление инициативе родителей может быть обжаловано в суде. Сегодня мало кто из родителей обращается в суд, это и хлопотно и эмоционально достаточно сложно. Многих волнует вопрос обострения отношений со школой, в плане давления на ребенка. Это, пожалуй, основное, что останавливает родителей: «Лучше не ссориться». Но в рамках тех проблем, с которыми мы сегодня сталкиваемся, позиция: «лучше не сориться», как выясняется, далеко не самая лучшая и безопасная для ребенка. Практика показывает, что для того, чтобы защищать ребенка, родителям надо объединяться. Одному родителю всегда тяжело, надо обязательно искать единомышленников, тех, кто вас поддержит. Необходимо использовать те школьные структуры, которые дают реальную возможность каждой семье, каждому родителю участвовать в деятельности школы. Существуют родительские собрания, надо быть более активными в рамках этого родительского собрания, нужно собраться заранее нескольким родителям и любой вопрос проработать. Бывают очень жестокие педагоги, которые издеваются над детьми. Бывают школьные занятия построены так, что изматывают детей, есть предметы, которые не устраивают родителей, не устраивают детей. Существуют разные формы нарушения прав семьи и ребенка в школе. Лучше всего заранее готовить родительское собрание, объясняя родителям суть проблем. Допустим, есть проблема: преподается предмет, программа по которому не устраивает родителей. Это бывает и по биологии, и по естествознанию, и по граждановедению. Есть случаи, когда детей практически обучают асоциальному поведению. Без согласия родителей включены в учебные программы различные аспекты полового воспитания. В этом случае необходимо подготовить решение классного собрания, к примеру, по замене учебников, если это обязательный предмет. Или другой случай. Допустим, педагог издевается над ребенком. В этом случае необходима фиксация факта и желательно его обсуждение на классном собрании с принятием решений. Решение классного собрания, оформленное протоколом, обязательно для директора. Необходимо иметь в виду, что в соответствии с уставом школы и в соответствии с законом об образовании, директор обязан реагировать только на письменные заявления. Например, одно из дел. Над девочкой издеваются в школе. Девочка является тем лицом, которое шпыняет каждый, кто желает — подходят, тыкают ее, бьют, затрещины дают. Она является объектом издевательства со стороны детей, которое не пресекается педагогами. Создалась нездоровая, жестокая, агрессивная ситуация в школе. И однажды ребенка толкнули так, что она повредила позвоночник. Родители, пока девочка лежала в больнице, пришли в школу и стали выяснять, в чем дело. Выяснили у директора ситуацию, но только в устной форме, никакого заявления не подавали. Реакции школы не последовало.

Мы объяснили родителям, что школа в случае травмы у ребенка, обязана составить акт о несчастном случае, в этот же день сообщить в вышестоящий отдел образования о происшедшем, провести расследование по данному несчастному случаю. Мы написали письмо на имя директора школы, с просьбой предоставить акт о несчастном случае. И что делает школа? Школа срочно организовывает «контратаку» на родителей девочки. Нескольких родителей и нескольких детей из этого же класса собирают, составляют фиктивный документ на мать этой девочки и на нашего представителя, дискредитирующего их. Нам направляется письмо, из которого следует, что мать и наш представитель вели в школе себя недостойно, оскорбили всех.

Так вот, школа пишет нам: мол, уважаемая организация, мы не доверяем вашему представителю, потому что она пришла с матерью этой девочки, в школе кричала, топала ногами, выламывала руки детям, в итоге у одного ребенка синяк. Дети в стрессе, у учителя поднялось давление. Есть справка о том, что учитель лежит с гипертонией. Примите меры к вашему представителю, а то мы обращаемся в органы милиции и в суд на вашего представителя и ту мать, которая пришла выяснить, почему ей не дают акт о несчастном случае с дочерью. Благо, мать записала разговор на магнитофон. И совет: если вы конфликтуете со школой, записывайте все на диктофон. Имейте диктофон, потому что школа сейчас ведет себя так, что диву даешься. И самое ужасное то, что органы управления образованием полностью защищают эту школу. Приведенный случай, к сожалению не единичный. Лучше из такой школы уходить, чтоб обезопасить ребенка. Мать уже забрала девочку из этой школы. Слава Богу, если у вас подобных случаев не было.

Другой конкретный случай. Это происходило в московской школе, в которой директор на протяжении нескольких лет вел преподавание предмета Основы Православной культуры. Преподаватели были разные, иногда приходили священники. В школе появляется зам директора школы, завуч по воспитательной работе, которая живет и работает в Москве недавно. Она, преследуя личные цели, организовывает для жалоб на директора нескольких родителей, исповедующих мусульманскую веру. Они собираются вместе и пишут жалобу на то, что якобы их детей третируют, заставляя в школе изучать православную религию. Просят отдел образования принять меры. Директора начинают таскать по инстанциям. Завуч, организовавшая жалобу, имеет в отделе образования поддержку. Завуч и группа, созданная ею, действовали агрессивно. Они начали с обвинения директора в насаждении в школе православия. Затем направили десятки жалоб в санэпидемстанцию о том, что потолок, мол, не покрашен; в органы Гостехпожарнадзора, о том, что не висит на месте топор или шланг. На директора обрушилась масса комиссий одновременно. По две по три комиссии приходили в школу и переворачивали все вверх дном в поисках недостатков. Хочу заметить, что это очень тяжелая школа по составу детей, поэтому она Основы православия и ввела, чтобы хоть немного дать детям понятия о добре и зле, основах традиционной культуры и нравственности. Сама директор школы, являясь православным человеком, не способна к диким методам авторитарного давления, что в общем-то и использовали ее противники. Директора удалось отстоять. Много людей встало на ее защиту.

Однако, не все так печально, с точки зрения преподавания Основ православной культуры. Есть и очень положительные моменты. Например, в Рязанской епархии, в Курской области, в Смоленске. Около семи регионов, где практически во всех школах преподается предмет Основы православной культуры. Это зависит от местной власти. Сейчас наступило такое время, когда надо решать ряд проблемы на уровне местных депутатов, на уровне местных законодательных собраний, местной администрации. Если родители на школьном собрании приняли решение о необходимости преподавания в школе предмета «Православная культура», никто не запретит это делать. Но, здесь необходимо иметь в виду, что у школы есть учредители, которые заключают учредительный договор со школой. Когда-то этими учредителями были отделы народного образования, в рамках местного муниципалитета. Сегодня фактическими учредителями школ являются местные муниципальные органы. И они, как учредители, составляют договор со школой, в котором перечислен перечень предметов преподаваемых в данной школе. К нам часто обращаются с вопросом, а может ли преподаваться в школе предмет, который является экспериментальным? Мы всегда объясняем, что вы должны посмотреть устав школы, там есть перечень предметов, которые в этой школе преподаются, вы должны посмотреть учредительный договор. Как правило, экспериментальные предметы не включены ни в учредительный договор, ни в устав школы. Если школа идет на какой-то эксперимент, связанный с детьми, то это должно быть отражено документально. Если этого нет, то родители вправе возражать против любого эксперимента, вводимого в рамках их школы. Мы советуем это делать путем решений родительских собраний — школьных, классных и т.д.  Только инициатива снизу может каким-то образом сдвинуть с места то, что сейчас происходит в школах.

Есть положительные примеры того, как родители защищают право на достойное воспитание ребенка в школе. Закончено одно такое дело. В одной из школ города Королева Московской области, как и во многих Российских школах, решили проводить праздник нечистой силы «хеллуин». Было намечено празднование, но оно совпало с трауром по поводу событий в театральном зале на Дубровке, когда террористы захватили в заложники зал с людьми. Поэтому само мероприятие по поводу сатанинского праздника было отменено. Состоялась лишь его предварительная подготовка. Всегда есть конкретные люди, которые отправляют идеологию. В королевской школе это была преподаватель английского языка. Она устроила конкурс плакатов посвященных «хеллуину» среди учеников. Было собрано три или четыре класса, им поставлена задача. Дети сидели, рисовали на плакатах бесов, сатанинские жертвоприношения, кровь человеческую в бокалах. Кому-то это казалось смешным и, как говорит современная молодежь, прикольным. Дети в основном делали это, не вдаваясь в суть происходящего. Один из родителей — православный человек, увидел на стенах эти плакаты премерзкого содержания с надписями на английском языке, с изображением ведьм, черепов, крови, жестокости. Ужасало то, что на фоне реальной человеческой крови, которая лилась на Дубровке, и в дни траура, в школе вместо человечности и гуманизма, детей обучают жестокости. Отец снял плакаты, часть плакатов отнес в учительскую и сказал: «Что вы делаете? Почему вы ввергаете детей в такую гадость, жестокость, кровь? В конце концов, это сатанинская религия». Реакция школы была такая. Не успел родитель дойти домой, как ему раздался звонок, о том, что он совершил в школе хулиганство и школой вызвана милиция.

Эта история вылилась в следующее. Родители обратились за помощью к нам. Мы сформулировали в начале правовую позицию. Определились в том, что такое «хеллуин», дали характеристику мероприятию, разъяснили родителям, что они в праве требовать у директора школы обсуждения на педагогическом совете школы вопроса непедагогичности в воспитательной работе, которая проводиться учителем английского языка. Посоветовали родителям добиться решения о том, что это не допустимо: обучать детей жестокости, насилию. Кроме того, в празднике «хеллуин» имеются сатанинские признаки и т. д. По празднованию «хеллуина» было много разработок в Москве. В свое время председателем комитета образования г. Москвы Л. Кезиной напрямую было запрещено проведение в школах подобных праздников. Мы собрали большой нормативный материал и рекомендовали родителям действовать последовательно. Они пошли к директору школы. Были еще родители, которые их поддержали, где-то шесть-семь человек. Однако их просто не пустили на педсовет. Удалось дать по поводу происходящего несколько статей в газеты. В итоге родители заставили председателя департамента образования города Королева вынести вопрос о праздновании Хеллуина на рассмотрение департамента. Департамент образования хотел также спустить все «на тормоза«, перевести разговор с проблемы воспитательной на выяснение личных отношений, типа, »да ты сам виноват», и дальше идет разговор на какую-то конкретную тему, касающуюся конкретного ребенка, или конкретного родителя, в основном это обвинение родителей. Поэтому в таких разговорах нужен хороший навык. Поскольку родителей было несколько человек — все люди умные, грамотные, образованные, среди них журналист, священник, «спустить разговор на тормозах» не удалось. Много говорили о необходимости запрета таких вещей в рамках школы и о том, что родители вправе требовать запрета подобной идеологии, поскольку она вредно влияет на ребенка, что подтверждено заключением психиатров. История продолжалась три месяца. В принципе разговор состоялся. Директору школы было вынесено замечание. Когда начальник департамента образования слушала рассуждения нормальных, умных родителей, о том, как нужно воспитывать детей и почему плохо то, что сделала учительница английского языка, она в сердцах сказала, что сама не смогла воспитать достойно своего ребенка. И когда она видит родителей, которые хотят уберечь своих детей от зла, она сердцем это понимает, но как чиновник, должна защищать своих, гасить конфликты. С людьми надо разговаривать, надо обговаривать ситуацию и делать это грамотно, не переводя разговор на скандал и желание что-то доказать. Надо всегда в любом деле искать нечто позитивное. Это позволит родителям войти в актив этой школы и помочь организовать деятельность этой школы — то, что так необходимо для нормального воспитания детей.

Хочу коснуться проблем семьи, проблем охраны прав детей в области здравоохранения. Это больная тема, очень много негативных вопросов связанно с половым воспитанием, которое практически на законном основании осуществляется в школах. В чем печаль нашего бытия? А в том, что тайно от родителей, начиная с 1995 года, была принята государственная образовательная программа по половому воспитанию в российских школах, которая была рассчитана на 1995– 2002 год. И она была полностью выполнена, невзирая на все попытки препятствовать этой программе. Многие видели отчет министерства образования по программе: «Половое воспитание российских школьников» за 1998 год. Смысл этой программы сводился к следующему, что детям необходимо получать знания связанные с половым воспитанием, в основном эти знания касались проблем контрацепции, защиты от СПИДа, различных венерических заболеваний, связанных с неограниченными половыми контактами, и частично касались проблем наркомании и алкоголизма.

Данная программа осуществлялась в школах без ведома родителей. Родители, узнав о ней, поднялись на защиту прав родителей на преимущественное воспитание ребенка. Если вы посмотрите статью первую закона «Об образовании РФ», то там написано, что задача школы — это не только образование, но и воспитание. Поскольку воспитание является прерогативой родителей, то школа должна осуществлять все воспитательные мероприятия в школе только с согласия родителей, их информированного письменного согласия. Таким образом, все, что выходит за рамки образовательного процесса - любая лекция, посещение кино, театра, любое посещение какого-нибудь центра дополнительного образования, должно согласовываться с родителями. Если родитель написал заявление о том, что он против того, чтобы его ребенка водили куда-то, то школа не имеет право это делать. В отчете министерства образования перед ЮНЕСКО было написано, что внедрение программы полового воспитания в России идет не так активно, как предполагалось заказчиками этой программы, потому что этому препятствует Русская Православная Церковь. Рекомендовалось, переименовать программу с «Половое воспитание российского школьника», на «Здоровый образ жизни российских подростков». В 1999 году зам. министра образования Елена Чепурных выступала на всероссийском собрании родителей, которое организовало министерство. Она произнесла знаменательную фразу, смысл которой сводился к следующему: «Мы много говорим о том, что является нашей национальной идеей. Национальной идеей России является здоровье наших детей. Не надо мудрствовать, не надо ничего искать«. Короче говоря, здоровье Пети Иванова является его национальной идеей, национальной идеей всей России. Что под этим стояло? Под этим стояла та самая программа: »Здоровый образ жизни Российских подростков». Министерство образования, поняв, что согласия родителей на половое воспитание в массовом порядке, бесспорно, получить не удастся, решило самостоятельно внедрять в базовые предметы: биологию, зоологию, граждановедение, ОБЖ — элементы полового воспитания. Было также решено создавать специальные структуры — центры дополнительного образования, через которые так называемое «половое воспитание» с согласия родителей или без него будет осуществляться в отношении школьников. По всей стране, почти во всех городах, на сегодняшний день существуют центры дополнительного образования. Смысл их создания в том, чтобы создать структуру, где отсутствует родительский контроль, где проще получить лицензию на образовательную и медицинскую деятельность. Потому что у нас существует обязательный лицензионный порядок работы в сфере образования и в сфере медицины. Все что касается профилактики СПИДа, заболеваний передающихся половым путем, планирования семьи — это все сфера медицины. Любая профилактическая деятельность в этих областях должна осуществляться лицами, имеющими специальное медицинское образование и имеющими лицензии на эти виды деятельности: это и сексология, и профилактика любого заболевания, начиная с туберкулеза и кончая СПИДом. И сегодня зачастую в регионах действуют такие центры (а мы постоянно с этим сталкиваемся это — Владимир, Ставрополь, Питер), непонятно что за центры, куда толпами водят детей. Сейчас есть такая схема. Школа заключает договор с центрами дополнительного образования, куда водит детей в массовом принудительном порядке на лекции. Уже не в школе, а в этих центрах растлевают детей. В деятельности подобных центров, как правило, бывают следующие виды нарушений, которые дают основания ставить вопрос о незаконности их деятельности.

1. Отсутствие установленного законом лицензионного порядка деятельности.

2. Отсутствие информированного согласия родителей при заключении договора. Договор с подобными центрами заключен, как правило, самой школой, без ведома родителей. Необходимо иметь ввиду, что школа не имеет права никуда вести ребенка без согласия родителя. Т.е.  вы, как родитель, имеете право отказаться от участия Вашего ребенка в любых мероприятиях.

Как родитель, Вы имеете право знать и проверить:

1. Правомерность заключения договора о дополнительном образовании,
2. Содержание программ, по которым ведутся занятия в центре дополнительного образования

Очень много вопросов, связанных с деятельностью психологов, особенно по анкетированию детей. Как правило, это делается школой незаконно. Поэтому, если вы столкнулись с нарушением какого-нибудь законодательства в области здравоохранения (любое психологическое анкетирование без согласия родителей является нарушением права ребенка на охрану здоровья) необходимо смотреть, что за этим стоит, то есть выяснять, кто и на каком основании проводил анкетирование. В Москве был такой случай. В одну из школ пришли четыре дяди и собрали четыре класса в большой зал для того, чтобы провести анкетирование мальчиков и девочек двенадцати лет. Один из мальчиков, просидев полтора часа, под видом «сходить в туалет» вырвался из зала и подошел к завучу с листочками, которые им выдали для анкетирования. Он сказал: «Я не знаю, что мне отвечать и что мне с этим делать». Вопросы были о том, сколько раз в день вы вступаете в половой контакт? Известны ли вам… и далее идет описание всех форм извращений.

Дети даже не понимают вопросов. Там очень много вопросов, касающихся конкретно семьи: дедушек, бабушек, того, где кто работает. Т.е.  собирается полная информация о семье. Есть вопросы, касающиеся наркотиков — принимал ли ты? Сколько? Что ты об этом знаешь? Есть наводящие вопросы, которые у детей пробуждают интерес и полное недоумение и стыд. Когда завуч увидела, что это за вопросы, она пришла в ужас, потому что она не знала, что происходит в стенах ее школы. Директор отсутствовала. На следующий день родители пришли к директору школы. Директор школы им сказала: «Да, мы проводим анкетирование, проводили и будим проводить». Она дала им копии анкет, которые дети заполняли. В анкете одного мальчика против многих вопросов было написано «не знаю», «нет», «не понял что«. Ребенок просто не понимает. У него нет запросов на эти вещи. Он еще слишком маленький. Когда мы стали разбираться, что же такое происходит в школе, выяснилось, что директор заключила договор, ни много не мало, как с некой творческой группой научных сотрудников огромного, уважаемого и известного в России института судебной медицины. Того самого института, который занимается проведением экспертиз в отношении преступников. Когда мы выяснили, что имеется договор с этим учреждением, то естественно предположили, что здесь что-то не то. Не могут такую тематику и такие вопросы официально предлагать. В договоре было написано, что анкетирование предназначено для проведения научной работы. Мы направили документы и в прокуратуру, и непосредственно директору этого института. Выяснилось, что все является самодеятельностью вот этих четырех людей. Мы не знаем, что за этим стоит. Все что угодно может быть. Имея все данные на ребенка, не сложно проследить его судьбу, направить его туда, куда вам надо, использовать его в своих целях. Это не является фантастикой. Чем все это кончилось? Директору школы объявили выговор, людям, которые этим занимались, объявили дисциплинарное взыскание. Самое главное в этих делах — не наказание, а то, чтобы все эти дела предавать гласности. Эти люди бояться информации о себе. Вытянуть их на свет — это единственный способ справиться с ними. Родителям необходимо знать »Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан». Этот закон был принят в 1993 году, потом к нему принимались определенные поправки. Если внимательно почитать закон, то на многие вопросы, связанные с правомерностью поведения поликлиники, школы можно ответить. Там есть глава «Охрана здоровья детей». До пятнадцати лет за ребенка полностью все решают родители. Положить в больницу, сделать аборт. Никто не имеет права коснуться ребенка до пятнадцати лет без согласия его родителей. Есть вопиющие случаи, и таких случаев очень много, случаев беззакония по отношению к малолетним детям. Если у вас этого нет, то это не значит, что вас это не коснется в будущем.

В Санкт-Петербурге в одном из детских садов пятилетних девочек подвергают гинекологическому осмотру, не понятно кто, по каким основаниям, не в стерильных условиях. Приходит ребенок и жалуется родителям, что сегодня какая-то тетя заставляла его снять нижнее белье и что-то с ним делала. Родители начинают выяснять, кто делал, что делал, почему? Один ребенок плакал, ему было плохо, другая не плакала и говорила, что ей даже понравилось. Что ей понравилось? Что с ней делали? Что за тетя? Выясняется, что в разных детских садах Санкт-Петербурга проводят гинекологические осмотры пятилетних детей. Почему в тайне от родителей?

Это дело сейчас находиться в суде по иску родителей. Суд на протяжении восьми месяцев не приступает к рассмотрению дела по существу. Оно откладывается по разным основаниям. Администрация детсада ответила, что гинекологические осмотры проходят в рамках диспансеризации детей, и почему-то об этом случайно не сообщили родителям. Однако есть законы, которые регулируют вообще возможность гинекологических осмотров только с девяти лет.

В школах зачастую распространяются различные средства предохранения от беременности и средства гигиены, которые, прежде чем попасть к ребенку, раскладываются по обычным пакетам грязными руками, и где гарантия того, что ребенок ничем не заразится? Родители должны быть крайне бдительны. Поэтому до пятнадцати лет вашего ребенка не имеют права ни осматривать, ни тронуть, ни даже в рот заглянуть без вашего разрешения. Только если какая-то опасность угрожает жизни ребенка, например, автоавария, травма, тогда его везут в больницу оказывать срочную помощь. Ребенку с пятнадцати до восемнадцати лет возможно оказание медицинской помощи по просьбе самого ребенка, но с последующим уведомлением родителя, т. е. все равно семья имеет право контролировать здоровье своего ребенка. Незаконны любые тестирования, осмотры психиатров без согласия родителя. Есть случаи, когда школа угрожает, что поместит Вашего ребенка в психиатрическую больницу. Не имеет права ничего сделать без вашего согласия.

Это то, что я кратко могла вам рассказать о проблемах защиты прав семьи и ребенка. Если есть вопросы, я готова на них ответить.

— Что Вы можете сказать о книге «Как защитить Вашего ребенка»?

Могу сказать, что эта книга написана очень хорошим, православным журналистом Аллой Добросотских, она содержит достаточно много информации, которая может оказаться вам полезной. Там есть небольшая моя глава. По моему мнению, нужная книга. Хотя она более журналистская, чем правовая, но многое из нее можно извлечь. Конечно, мы хотели бы издать более серьезную литературу, но поскольку мы общественная организация, у нас ограниченные возможности. Если бы открылось финансирование подобного проекта, можно было бы издать хорошую правовую книгу.

— Скажите, пожалуйста, если я директор школы, значит, анкетирование я не могу проводить? Разумеется, не в том ключе, как эти четверо молодых людей, но на какие-то серьезные нравственные темы анкетирование запрещено?

Вы можете проводить законно. Допустим, если вы решили провести анкетирование, или лекцию, то договариваетесь с классным руководителем, она объявляет, дети записывают в дневнике, что будет проведена лекция или беседа на такую-то тему или анкетирование по таким-то вопросам. Надо, чтобы родители ознакомились с этой информацией и расписались в дневнике, что они согласны, чтобы вы провели эту именно эту беседу, или именно это анкетирование. Это будет грамотно и понятно. И даже если вы будете говорить о православии и каких-то нравственных ценностях или об аборте и прочем, то у вас уже есть разрешение родителей. К сожалению, школа не всегда это делает.

— В том году был форум «Мать и дитя». Акушерка и доктор, которая приехала с этого форума, сказала нам, что от пятнадцати лет, если девочка сделала аборт, врач, если поставит в известность родителей, то он подлежит уголовной ответственности. Так это или нет?

Нет, неправильно. Родитель имеет право знать обо всех медицинских вмешательствах в отношении своего ребенка до достижения им восемнадцати лет.

— Правомерно ли создание элитных школ и классов ЗПР (задержка психического развития) детей, есть ли это где-то в законе?

Существуют нормативные материалы, которые регулируют порядок создания подобных форм обучения. Я считаю, что создание групп с задержкой развития в рамках школы в принципе, грубо нарушает права и свободы ребенка. На нем как бы ставится печать, что у него отсталое развитие. Дело в том, что в коррекционных классах идет дискриминация детей. Я усматриваю в этом нарушение конституционных прав ребенка, хотя классы созданы в рамках нормативных актов министерства образования. Это сейчас становится массовым явлением.

— Ребенка в младших классах, натянуто записали в этот класс ЗПР…

Я поняла вас, это решается таким методом. По закону об образовании, только родитель определяет способ обучения своего ребенка. Этот способ может быть разным: посещение школы традиционное, семейное обучение, это может быть экстернат. Например, один отец, у него пятеро детей и он всех их обучает дома. Такие формы образования есть. Поэтому, если из вашего ребенка, грубо говоря, делают дурака, вы можете перевести его в рамках обычной школы, на домашнее обучение, если у вас есть такая реальная возможность Можно договориться с учителями, дотянуть его до положенного уровня, образовывать самим, тем более, если это начальные классы. И потом ставить вопрос о создании педагогической комиссии, независимой, не этой школы, для того, чтобы определить, есть ли у него задержки в развитии. Можно даже обжаловать это решение о том, что его зачислили в этот класс. Конечно, это очень сложно, прежде всего морально. Но это возможно.

— По вопросу о здравоохранении. Известно, что в гинекологии активно внедряется распространение контрацепции, реклама и навязывание контрацепции пациенткам, и здесь идет прямой обман. Известно, что она наносит реальный вред здоровью. Существуют ли судебные прецеденты и вообще как с этим бороться с юридической точки зрения? Можно ли подавать в суд?

Бороться с этим можно несколькими способами. Один вопрос, когда пропаганда ведется в школе, и другой — когда индивидуально в женской консультации. В Основах законодательства о здравоохранении в Российской Федерации указаны все возможные аспекты медицинского воздействия, медицинских манипуляций, консультаций связанных с обслуживанием населения. И даже если какой-нибудь приказ, распоряжение не соответствует этому документу, то этот приказ или распоряжение не действительно. Там сказано, что оказание медицинской помощи, медицинской профилактики населения (контрацепция — это тоже профилактика), консультаций по планированию семьи, должно осуществляться путем информированного согласия женщины. Поэтому в том случае, если женщина не дала информированного согласия и получила вред для своего здоровья в результате неправомерного вмешательства в свое здоровье, то она имеет право обратиться в суд. Теоретически все возможно, но практически очень сложно, потому что надо доказать, что не было информированного согласия. Невозможно дать рекомендации в целом. Можно, например, подавать в суд на недоброкачественную рекламу. У нас есть закон о рекламной деятельности. Надо рассматривать каждый конкретный случай, и разбираться, какое законодательство регулирует те или иные правоотношения. Я не могу вам дать общий ответ. В принципе есть нормы гражданского, процессуального права, которые позволяют предъявить иски пострадавших к тем, кто нанес ущерб здоровью, моральный вред.

— Вот, например, реклама гормональных контрацептивов не имеет предупреждения, что это может нанести вред, т. е. даже закон о рекламе нарушается.

Если недобросовестная реклама, то что можно сделать? Можно написать обращение в антимонопольный комитет, который регулирует рекламу на всяких щитах, в общедоступных местах. Можно обращаться в отделы здравоохранения о недобросовестной рекламе, но это опять конкретно, по конкретному препарату. У нас в государстве нет сейчас реальных организаций, которые отслеживали бы это. Поэтому спасение утопающих дело рук самих утопающих.

— Вот есть конкретный препарат Диане 35, который запрещен в Германии, а у нас активно насаждается.

Вы понимаете, что-то можно делать на каждом конкретном месте против этого препарата. Вот вы живете в местности, и в женской консультации распространяется этот препарат. Вот вы должны говорить, что я могу сделать в рамках своей консультации? Если у вас есть какая-то общественная организация, значит надо проводить целую компанию против подобных вещей. Обращение в органы здравоохранения тоже хорошо. Если есть пострадавшие, то надо отследить этих людей. Договориться с ними, что они готовы подать иски в суд, и т.д.  и т.д., если вы хотите такую общественную акцию провести.

— Я вас правильно поняла, что если у моего ребенка проводят тест для того, чтобы определить по классам — гуманитарный или физический, определяет психолог, какой-то опрос, то должны информировать о проведении этого теста и спрашивать согласие родителей об этом, в дневник записывать или как?

Да, строго по закону должны получить ваше согласие на тестирование вашего ребенка. Во-первых, Вам должны показать вопросы. Правомерен вопрос о том, почему без меня моего ребенка анкетируют — одаренный он или нет? Во-вторых, Вы можете заявить о том, что принципиально возражаете против такого анкетирования. У меня нормальный ребенок и я не хочу, чтобы его противопоставляли классу, даже если он будет одаренный, я считаю неправильным, чтобы остальных детей считали не одаренными. Вы можете возражать, но одной возражать, как я уже говорила, очень тяжело. Ну, а затем вы просто можете запретить своему ребенку участвовать в этом опросе, написав письменное заявление.

— Вот тест проводят и не сообщают, это противозаконно?

Да, противозаконно, здесь нарушаются ваши родительские права, и вы можете дальше действовать. Можно говорить о том, что без вашего согласия проводили это анкетирование, что вы считаете его незаконным, что вы считаете, что ущемлена личность и достоинство вашего ребенка, что школа эта нарушила закон об образовании. Можете вплоть до суда обжаловать действия администрации школы.

Здесь уже говорилось, что заключаются договоры не только с центром планирования семьи, но и с колледжем, так стали называться училища, для того, чтобы тоже сексуально просвещать детей, т.е.  договоры официально заключаются, и здесь до восемнадцати лет.

Если вы лично ни с кем не заключали договор, то школа, отправляя ребенка в какую-то другую организацию, с которой школа заключила договор, действует незаконно. Мало ли с кем школа заключит договор, начиная с теплоэлектростанции и кончая еще кем-то. А вы, как родитель, со школой заключаете договор, на что? На обучение вашего ребенка. И только. Есть предметы, которые включены в устав школы: история, математика, литература и т.д.  Вы говорите школе: «Я отдаю вам своего ребенка учить математике, истории, литературе, вот по этим учебникам, и не смейте моего ребенка учить более ничему, я возражаю. Все остальное, что касается моего ребенка, я буду делать сама. Если его надо обследовать я его буду обследовать сама, но не вы, не ваши психологи, не ваши педагоги.

— То есть родитель может не допускать своего ребенка, когда он узнает?

Конечно, правильно.

— У нас в книжном магазине, я случайно увидела книжку, которая называется «Откуда я взялся?», с подзаголовком для детей 8–11 лет. Картинки совершенно мерзкие, перевод каких-то французских авторов. Можно что-то сделать против такой продажи?

Ну, а что вы сделаете? Книг таких полно.

— Издатели, которые эти книги выпускают, против них никаких мер нельзя принять?

Реально, нельзя. Если есть родитель, который желает этому своего ребенка обучать, а таких сейчас полно, и он говорит: а я хочу, чтобы мой ребенок все знал. Он покупает эту книгу и дает своему ребенку.

— В прошедшем октябре я была в комиссии, которая ходила по детским садам, четырехлеток смотрела, диспансерный осмотр. Я педиатр. В нашей комиссии был врач-гинеколог, мужчина, который, как раз и является членом Российской Ассоциации Планирования Семьи. Родители были все предупреждены, отказалась только одна мама, потому что она юрист, а остальные все согласились. Девочки стояли в очереди с пакетиками, там пеленочки и все такое, жуткое зрелище. И я ничего не могла сделать.

Да, здесь, к сожалению, только родители могут что-нибудь сделать. Надо информировать родителей, они просто не знают, иногда понимают, что что-то не то происходит, но не знают, что делать, как защитить ребенка. Я вам назвала законодательство об охране здоровья граждан. Используйте его. Пожалуйста, вы как врач педиатр посмотрите сами, чем помочь родителям. Вы откуда сами?

— Братск Иркутской области.

Вот, пожалуйста, у нас была информация о том, что по соседству с Вами в Новосибирске путем искусственных манипуляций были случаи лишения девственности девочек. В Иркутске тоже очень сильна служба планирования семьи. Что в Питере происходит, я вам рассказала. Это повсеместно, там, где служба планирования семьи, там происходят любые безобразия, касающиеся детей.

— Ваш сайт в интернете, если есть, и как с вами можно связаться?

Я раздала, посмотрите, пожалуйста, там есть и сайт и наш телефон, московский по которому можно связаться с нами.

— Правомерно ли, если директора московских школ, начиная с сентября восьмого класса в открытую говорят, чтобы в девятый класс шли только сильные школьники, а слабые искали себе другое место?

В принципе не правомерно. Необходимо исходить из чего? Если в данной, конкретной школе восьмых классов четыре, а девятых два, то реально эта школа не может взять все сто двадцать человек, она возьмет только восемьдесят. И в общем-то школа вправе принять решение педсовета о том, что идет конкурс аттестатов. Вот если у нее набрано 80 человек, то ей некуда просто брать еще, нет мест. Здесь все зависит только от этого. Если сохраняется уровень классов предыдущих, и ребенку говорят что, мы тебя не возьмем, то это совершенно незаконно. И никто не имеет права выгнать Вашего ребенка из школы.

— Скажите, пожалуйста, есть ли коллегия адвокатов, которые занимаются непосредственно проблемами здравоохранения, в контакте с Минздравом. Вы говорили, что родителям можно апеллировать в родительский комитет. А ведь вы знаете, что твориться в нашем здравоохранении. Вчера мне позвонила врач, она вышла из больницы Боткина, многие там учились. Там вообще половина врачей кавказской национальности. И что получается, что они тоже берут своих единоплеменников, за тысячу долларов, тем более, что это отделение неотложной терапии, чтобы сделали операцию. Или, например, в нашей поликлинике что делается за стерильными дверями, там мафиозная структура, там лечатся не по жизненным показаниям?

Я вас понимаю. Дело в том, что мы с вами живем в обществе, в котором просто так взять и сделать все путем обращения в суд, нельзя. У нас идет реформа здравоохранения, уже давно, и подходит к концу. Это общие недостатки нашей системы.

— Могу ли я как родитель присутствовать на уроке у своего ребенка, пустят ли меня?

По закону должны вас пустить, но практика показывает, что это вырастает в большой скандал, который надо решать только путем подключения родительского комитета. Надо договариваться со школой, объяснять, почему вы хотите присутствовать на уроке, что вас не устраивает. Иногда учитель просто отказывает, потому что опасается чего-то, не то чтобы он был в принципе против. Если вас не устраивают методические пособия, то классным собранием можно решить их поменять.