Некоммерческое партнерство

 Родительский Комитет



Myweb.ru, каталог сайтов

Каталог Православное Христианство.Ру

Православие и современность. Информационно-
аналитический
портал
Саратовской епархии Русской Православной Церкви

Информация

В 2012 г. закончился осуждением виновных судебных процесс, по так называемому делу «Панк-молебен» в Храме Христа Спасителя», вызвавший большой резонанс в России и за рубежом. На процессе были подняты вопросы о пределах свободы личности, о защите свободы совести и вероисповедания, о пределах ответственности за преступление, о том, что закон должен гарантировать гражданам защиту от преступных посягательств.

Председатель правления Некоммерческого партнерства в защиту семьи, детства, личности и охраны здоровья «Родительский комитет» Павлова Лариса Октябристовна, адвокат Московской городской коллегии адвокатов, принимала участие в защиту интересов потерпевших на предварительном следствии и в суде. Подробнее...

Родители остались без защиты.
30 марта 2016 года Судебная коллегия по административным делам г. Санкт-Петербурга закончила рассмотрение судебного спора представителя НП Родительский комитет, бывшего общественного уполномоченного по правам ребенка по г. Санкт Петербургу Качесовой Любови Ивановны, которая выступала в деле как заявитель - физическое лицо. Определением от 30.03.2016 г. суд отказал в удовлетворении апелляционной жалобы Качесовй Л.Ю на решение Красносельского суда г. Санкт-Петербурга, отказавшего в иске.

Иск к прокуратуре о признании незаконными ее действий (бездействия), как способ защиты прав ребенка
По просьбам родителей ныне Общественный уполномоченный по правам ребенка в г. Санкт-Петербурге Качесова Л.И., обратилась в мае 2015 г. в Красносельский суд г. Санкт-Петербурга с заявлением об оспаривании действий (бездействия) прокуратуры г. Санкт-Петербурга. Решение подать такое заявление в суд возникло после того, как родители не были удовлетворены действиями прокуратуры по своим обращениям с просьбой пресечь незаконную деятельность РОД «Петербургские родители», использующего методы работы и программы, наносящие вред здоровью и развитию несовершеннолетних.

Фарит Газизуллин показал бывшей невестке, на чьей стороне сила.
Комментарии юриста к статье С. Колосовской о деле Фазизуллина против Матвеева.

Кощунство в Храме Христа Спасителя: преступление и наказание.

Приговор по факту хулиганства в Храме Христа Спасителя вступил в законную силу.

Подтвердит ли Мосгорсуд состоявшийся приговор по хулиганству в Храме Христа Спасителя мы узнаем 10 октября 2012 г.?

Дело Маликовых: совпадения или коррупция?

Обыкновенная … жестокость. По следам трех судебных процессов.

Судьба детей Агеевых и их приемных родителей решается теперь в Видновском суде.

Дело Веры Камкиной (Колпино, Санкт-Петербург)
Родительский комитет продолжает следить за случаями нарушений законодательства РФ при изъятии детей из семьи.

Ювенальные суды против родителей.

Дети, которым мы помогаем

Обыкновенная … жестокость.

Жестокость — так была заявлена одна из тем, прошедшей в самом конце прошедшего года передачи на канале 5 ТВ «Главное» (http://5-tv.ru/programs/broadcast/505917/).

Ведущий Александр Добров пытался донести до зрителя какие чудовищные и жестокие истории происходят в последнее время с людьми, точнее сказать с родителями. Сюжет был посвящен случаю известному случаю с семьей Агеевых и случаю отобрания ребенка в Московской области у матери-одиночки Ирины Маликовой и. То, что я увидела в сюжете другими словами и не назовешь. Просто… жестокость….

Дело Агеевых — громкое, сопровождающееся различными манипуляциями со стороны недобросовестных СМИ и чиновников, а потому особенно трагичное. Именно под это дело была принята поправка к 156-й статье УК РФ, ужесточившая наказание родителей на срок до трех лет лишения свободы. Сейчас родительская общественность все больше понимает всю чудовищность и безжалостность системы, расправившейся с семьей. Однако, не следует терять надежды, хотя и предстоит борьба и за возвращение детей, и за снятие высосанного из пальца приговора, вынесенного Ларисе Агеевой.

Не меньше потрясает история семьи Маликовых — мамы и дочери. Безнаказанность, равнодушие и наглость, с которой действовали чиновники и суд дают основание говорить о широком распространении практики уничтожения семьи.

История произошла в той самой Подмосковной Балашихе, где еще в прошлом году сражались за возвращение пятилетней дочери супруги Лапины. История известная, возымевшая широкий общественный резонанс. Девочку тогда в семью вернули, но работать на своих местах остались все чиновники-участники той истории, и ни один виновный не понес наказания. Но на этом история не закончилась.

Почти те же чиновники повторили отобрание еще одной девятилетней девочки у матери с грубыми нарушениями закона, с крайней несправедливостью и жестокостью. Подробности изъятия девочки ранее публиковались родительской общественностью, пытавшейся привлечь внимание к данному вопросу, поэтому повторяться не буду. Хочется сделать акценты на наиболее острых моментах этой истории, которые собственно и относятся к заявленной теме.

Напомню, изъятие ребенка у Ирины произошло в конце июля 2010 года из квартиры тяжелобольной бабушки девочки (Ирининой матери), за которой ухаживали мать и внучка. В квартиру органы опеки попали при поддержке милиции, проникшей через окно второго этажа рано утром, на основании незаконного постановления. В распоряжении опеки об отобрании ребенка было указано, что причина отобрания — тяжелая жизненная ситуация, которую ребенок не может преодолеть сам или с помощью семьи. В чем же трудность ситуации в распоряжении нет ни слова. Лишь в акте осмотра квартиры бабушки написано, что в квартире грязь и антисанитария. Ребенка почти сразу передали соседке по дому и оформили опекунство. Но речь не о чистоте квартиры. Главное, что девочка и ее мать временно находились в квартире онкологической больной бабушки, за которой ухаживали. Которая и являлась нанимателем квартиры и с точки зрения закона отвечала за ее состояние. У Ирины своя жилплощадь, куда она приглашала опеку. Однако туда представители опеки, когда отбирали ребенка, даже не пошли. Получается, что Ирину лишили дочери за то, что она не бросила умирающую мать. Или уже и уход за престарелыми нашими родителями нам скоро поставят в вину? Или мы уже должны начать гнушаться своих стариков только потому, что они собирают ненужный хлам и не убираются в квартире по причине немощи?

Ирина находилась рядом со своей мамой и самоотверженно ухаживала за ней, подавая пример милосердия и любви к родителям своей девятилетней дочери. Которая, кстати сказать, ей охотно помогала: ходила в магазин и с удовольствием готовила нехитрые блюда. Замечательно самостоятельный ребенок, хочется сказать. Особенно на фоне распространенного ныне детского инфантилизма, эгоизма и избалованности.

Как происходило отобрание ребенка. Cотрудник милиции, проник в окно второго этажа утром, когда в квартире еще спали, и пустил всех остальных «детозащитников». Дальше началась вакханалия. Раздетую женщину бесцеремонно фотографировали, перепуганная девочка плакала, старого больного человека, и между прочим хозяйку жилища, в принципе проигнорировали. Какие сердца надо иметь, чтобы вломившись (по другому не скажешь!) в чужой дом, и увидя там пусть и неприглядную картину бедности, неустроенности, но главное тяжкой болезни, продолжать нагло ходить по квартире, что-то выискивая, оскорблять женщину, наблюдая слезы ребенка? Не посочувствовать людям, не расспросить, что же привело их в такое бедственное состояние, не предложить помощь, а прийти только за тем чтобы разорить, растерзать, отобрать?

Вспоминаешь фашистов, выгоняющих в исподнем на улицу стариков и детей.

Ведь через две недели после изъятия девочки мать Ирины скончалась. Болезнь, до этого протекавшая медленно и ровно, резко обострилась.

Старая женщина, для которой дочь и внучка были всем в ее жизни (после потери в 2009 году любимого супруга), вынуждена смотреть, как по ее квартире ходят посторонние люди, как оскорбляют ее дочь, как кричат «собирай ребенка — она поедет с нами!»…

Это ли не жестокость?

Ирине предъявили иск об ограничении родительских прав. Сразу, после того как она заявила, что пригласит для защиты адвоката, ей в местной милиции предъявили уголовное обвинение по 156-й статье Уголовного кодекса.. Ее обвинили в жестоком обращении с ребенком. Оказывается, что со стороны матери просто неимоверное жестоко было приводить девочку к бабушке, приучать девочку к самостоятельности, разрешать ей готовить и ходить в магазин!

Гражданский суд состоялся, Ирину ограничили в правах в отношении дочери на 6 месяцев и взыскали алименты. История с уголовным преследованием продолжается….

Балашихинские «защитники детей от жестокости» — подключают местную прессу — газету «Факт». Ко Дню матери печатается хвалебная ода опекуну и оскорбления и клевета в адрес матери.

Приведу выдержку полностью:

«Совсем недавно в семье появилась Танюшка — соседская девочка девяти лет, у которой есть мама. Мама — женщина непьющая, вот только ни домом, ни ребенком она заниматься не желает, и, естественно, не работает… Девочка очень самостоятельная и любит учиться.»

А теперь на минутку задумаемся, а кто воспитал девочку самостоятельной, кто привил ей любовь к учебе? Да та самая мать, у которой отняли ребенка.

Жестокость по отношению к детям, вот что главное в этих историях. Жестокость, когда ребенка силой отнимают у матери, жестокость, когда это делается через слезы ребенка. Жестокость, когда в прессе незаслуженно порочат мать, которая официально работает и старалась все свои силы отдавать дочке (учила рисовать, танцевать, кататься на коньках, на лыжах).

Я бы сказала — сатанинская жестокость в том, что жизнь Ирины и ее семьи искажается и порочится чиновниками, делается достоянием широкого круга лиц.

Так, в решении суда об ограничении в правах говорится, что девочка вернуться к маме желания не изъявила. Тогда как в телесюжете показано какие трогательные записки пишет Ирине дочка, и не стесняясь камеры заявляет, что хотела бы вернуться к маме.

Похоже сотрудники органов опеки считают, что обладают «эксклюзивным правом» — решать судьбу ребенка и семьи. На примере Балашихи можно уже говорить о четкой отлаженной системе вмешательства в семью. Системе, которая не признает за родителями права на ошибку…Ювенальной системе, которая направлена против родителей и детей.

За пять дней до решения в отношении Ирины, по делу Лапиных принимается новое решение, преследующее родителей и ребенка. Приведу краткий комментарий:

«21 октября суд города Балашихи Московской области принял решение об отмене удочерения Владилены Лапиной и объявлении ее родителей в федеральный розыск. Само по себе решение суда беспрецедентно — одна и та же федеральная судья по фамилии Буянтуева трижды на протяжении года вынесла три взаимоисключающих решения: 25.10.2009 г. — «вернуть ребенка в семью немедленно», 17.06.2010 г. «отложить рассмотрение дела до окончания уголовного дела» (которое не закончено до сих пор), и 21.10.  2010 г. — «лишить родителей прав удочерения». (http://my.mail.ru/community/uneasyparents/journal/?skip=20101128182500016EBC4D4C52B88C&type_filter=&blogsort=date)

Иски заявлены и поддержаны сотрудниками Балашихинской опеки , правоохранительных органов и прокуратуры: помощником прокурора Балашихи Шавыриной Л.А., начальником опеки Балашихи Казанцевой И.И., сотрудником опеки Ткаченко Т.А.

Работники Комиссии по делам несовершеннолетних (КДН) Балашихинского района,
Золотарева Л.Л.  — начальник КДН по г.о.  Балашиха и зам. главы города,
Павлов А.А.  — зам. начальника КДН
Макунина — сотрудник КДН, свидетель обвинения
также приняли участие в отобрании Тани Маликовой.

Вот вам и ювенальный суд, вот вам и ювенальные технологии.

Суд, проходивший с немыслимыми нарушениями прав и родителей, и ребенка: отклонение почти всех ходатайств матери, отказ выслушать ребенка, отказ осмотреть квартиру, где проживала семья и многое другое не интересовало федерального судью Колдырину Н.П.  Ювенальные Технологии, в которых просматриваются коррупционные интересы, сокрытие ошибок при отобрании детей, методы жестокости и насилия по отношению к родителям и детям.

Все эти истории Агеевых, Лапиных, Маликовых объединяет общее НЕСПРАВЕДЛИВОСТЬ, БЕЗЗАКОННОСТЬ и ЖЕСТОКОСТЬ. Жестокое обращение с детьми со стороны государственных органов власти. Общество вправе задать вопрос: когда появится соответствующая статья в уголовном кодексе РФ, для непрошенных «детозащитников», проникающих в наши квартиры, следящих за нами с помощью школ и поликлиник, принимающих анонимные доносы соседей, указывающих как нам жить?

Мы вправе задавать эти вопросы и вправе получать на них ответы. Пока еще вправе…

Комментарии адвоката:

Защищающий интересы Ирины Маликовой по уголовному делу адвокат Коллегии адвокатов «Презумпция» Филипп Шишов прокомментировал данную ситуацию следующим образом: «Обвинение против Ирины по статье 156 УК РФ абсолютно надуманное, никаких доказательств ненадлежащего воспитания ребенка нет, как нет и объективных данных о жестоком обращения Ирины к своей дочери Татьяне. Их нет и быть не может, поскольку Ирина очень сильно любит свою дочь, дочь для нее — это единственный близкий и самый дорогой человек.

На ребенка в ходе ведения дела оказывается давление: так, например, сотрудники милиции допрашивая, ребенка, предупреждают малолетнюю Таню об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний против собственной матери, несмотря на то, что по закону даже взрослого человека нельзя заставить давать показания против своих родителей и других близких родственников, а уж тем более ребенка, который до 14 лет вообще не подлежит уголовной ответственности ни за какое преступление. В свою очередь, опекун, у которого ребенок в настоящее время живет, говорит Маликовой И.А., что если будут продолжаться жалобы и проверки — то она сразу определит девочку в интернат. Интернатом постоянно запугивают и саму малолетнюю Таню Маликову. Опекун, к примеру, запретила девочке сходить на новогоднюю елку, которая устраивалась на работе матери. Данные факты дают основание говорить о нарушении при ведении дела общегражданских и процессуальных прав не только обвиняемых, но и потерпевшей, предвзятости следствия, необоснованном обвинительном уклоне , что в настоящее время часто отмечается по уголовным делам данной категории.

Жанна Николаева