Некоммерческое партнерство

 Родительский Комитет



Myweb.ru, каталог сайтов

Каталог Православное Христианство.Ру

Православие и современность. Информационно-
аналитический
портал
Саратовской епархии Русской Православной Церкви

Материалы дела

Судебная коллегия по гражданским делам
Санкт-Петербургского городского суда

Истцов:

Донецкой Е.В., действующей от себя лично
и в интересах несовершеннолетней дочери
Донецкой Анастасии

Селенкова К.Н., действующего от себя лично
и в интересах несовершеннолетней дочери
Селенковой Татьяны

На решение Калининского районного суда
г. Санкт-Петербурга от 1 декабря 2006 г. по иску Донецкой Е.В.  и Селенкова К.Н.к ГДОУ № 8,
ГУЗ ДГП № 76 и Коряковской О.Ю.
о признании незаконными действий по 
осмотру детей и взыскании морального вреда.

Кассационная жалоба (дополнительная)

Считаем решение Калининского районного суда от 1 декабря 2006г частично необоснованным и подлежащим изменению в части размера компенсации морального вреда в пользу наших несовершеннолетних дочерей в сторону увеличения и об отказе взыскания морального вреда в нашу пользу, а также, не указания фамилии врача Коряковской О.Ю.  в резолютивной части решения.

Поскольку фактические обстоятельства, имеющие значение для дела установлены с нашей точки зрения судом первой инстанции правильно, на основании п.3 ст. 361 ГППК РФ частично изменить решение суда и принять новое решение кассационной инстанцией без направления дела в суд по следующим основаниям.

1. Мы считаем, что суд правильно признал действия ответчиков — ГДОУ № 8 и ГУЗДГП № 76 по профилактическому осмотру 21.03.2002 г. наших несовершеннолетних дочерей незаконными .

Однако в тексте резолютивной части решения суда ошибочно не указана фамилия врача-гинеколога, проводившего профосмотр, а именно фамилия врача- гинеколога Коряковской О.Ю.  То есть, судом не уточнено кем именно был произведен 21.03.2002 г., действия по которому признаны незаконными. Нам не известно, проводили ли гинекологический осмотр другие врачи гинекологи, кроме Коряковской О.Ю.. Отсутствие фамилии врача Коряковской О.Ю.  не позволяет сделать вывод о том, что суд признает незаконным профосмотр, проведенный именно Коряковской О.Ю., состоящей в трудовых отношениях с ответчиков ДГП № 76. Мы ссылались в иске на незаконные действия именно данного врача и именно ее привлекали его в качестве соответчика по делу. Кроме того, суд не указал в мотивировочной части решения, почему исключил врача Коряковскую О.Ю.  из числа ответчиков, с которых взыскивается моральный ущерб.

Суд обоснованно в мотивировочной части решения установил в действиях врача Коряковской О.Ю.  нарушение статей 30 и 32 Основ Законодательства РФ Об охране здоровья граждан, однако не отразил это обстоятельство в резолютивной части решения.

Данное упущение суда считаем принципиальным, поскольку врач Коряковкая О.Ю., ни разу не явившись с судебное заседание, через своего представителя настаивала на том, что не нарушила закон и действовала в рамках своих полномочий. Отсутствие ее фамилии в резолютивной части при указании лица, которым проведен профосмотр является фактической ошибкой при вынесении решения и дает возможность Коряковской О.Ю.  говорить о том, что ее действия не были признаны судом незаконными. Таким образом, отсутствие фамилии врача Коряковской О.Ю.  в резолютивной части решения суда как лица проводившего профосмотр является неполнотой решения.

2. Суд взыскал с ГДОУ № 8 и ГУЗДГП № 76 солидарно возмещение морального вреда в нашу пользу в размере 10.000 рублей каждому, то есть частично удовлетворил наши требования.

Считаем, что суд необоснованно занизил размер морального вреда со 150.000 тысяч рублей до 10.000 рублей, сославшись на то, что действует из соображений разумности и справедливости, а также то, что ответчики существуют за счет средств бюджета. Вывод суда с нашей точки зрения не основан на законе, не основан на доказательствах исследованных судом, поэтому противоречит принципу справедливости и соразмерности вины.

В соответствии со статьей 1101 ГК РФ, размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости, характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых причинен моральных вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Вместе с тем, суд не указал в решении, какие именно физические и нравственные страданий несовершеннолетних приняты им во внимание и их степень, а также все обстоятельства вины ответчиков в причинении морального вреда. В решении указаны исследованные доказательства: приказы №№ 46 и 34 о вынесении дисциплинарных взысканий сотрудникам — воспитателю Смирновой Т.И.  и медсестре Кивель А.Е., заведующей ДЛЮ ДТП № 76 Казониной Г.В.  и врачу -гинекологу Коряковской О.Ю.  , договор о сотрудничестве, материалы проверки показания свидетелей Качесовой Л.И., Кочерыжниковой Л.Ю., Зубовой И.Е., специалиста Шехавцовой Л.Ф., свидетельствующие о том, что детям была причинена психологическая травма, повлекшая изменение поведения, со стороны родителей была необходима коррекция поведения детей. Однако данные доказательства в полной мере не учтены судом при вынесении решения и не учтены при определении размера взыскиваемого вреда.

Суд не учел также то, что незаконные действия были направлены малолетних потерпевших, полностью зависевших от ответчиков, что свои виновные действия ответчики первоначально скрывали от родителей- законных представителей детей и только благодаря настойчивости родителей незаконные действия были вскрыты.

Суд, кроме того, не принял во внимание при определении степени вины ответчиков исследованные в суде приказы ответчиков, направленные на устранение последствий незаконных действий. Так, как из имеющихся в материалах дела приказов, изданных по факту гинекологического осмотра детей, пояснений в суде ответчиков и третьих лиц, письменных ответов на жалобы истцов, следует, что ответчики и их руководство до настоящего времени считают, что должны были не получить информированное согласие родителей на проведение осмотра, а лишь «оповестить родителей об осмотре детей».

Не основан на законе вывод суда о снижении размера взыскания вреда против заявленного на основании того, что ответчики существуют за счет бюджетных средств. Суд не принял во внимание, что согласно ст. 1068 ГК РФ юридическое лицо возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых обязанностей, при этом на основании ст. 1081 лицо, возместившее вред, причиненный другим лицом имеет право обратного требования ( регресса) к этому лицу в размере выплаченного возмещения, если иной размер не установлен законом. Таким образом, принятое судом основание для снижения размера вреда — деятельность ответчиков за счет бюджетных средств, не основана на законе и не служит принципу справедливости и соразмерности.

Учитывая изложенное, считаем, необходимым изменить решение суда в части размера взысканного вреда и взыскать с ответчиков солидарно моральный вред, причиненный малолетним потерпевшим в размере заявленного иска — 150.000 рублей.

3. Считаем, что суд необоснованно отказал во взыскании морального вреда, причиненного Донецкой Е.К.  и Селенкову К.Н., указав, что моральный вред, причиненный родителям не нашел подтверждения в ходе судебного заседания, доказательства причинения ответчиками физических и нравственных страданий истцам суду не представлены.

Суду были представлены и исследованы им доказательства причинения нам нравственных страданий незаконными действиями ответчиков. Мы указывали в иске и поясняли в судебных заседаниях, что причиненные нравственные страдания выразились в переживаниях, связанных с незащищенностью их детей от произвола ответчиков, нарушающих наши конституционные и иные гражданские права; обоснованные опасения за здоровье детей и негативные последствия для психики девочек в результате осмотров; переживания, связанные с необходимостью коррекции психологического здоровья детей; незаконного вмешательства в доверительные отношения с детьми, негативные эмоции детей, связанные с посещением врачей и детского сада воспитания, которое настроено на целомудрие, Чувство безысходности и бессилия, недоверие ответчикам, беспокойство за судьбу детей не были нами надуманы, а обоснованы и подтверждены представленными нами доказательствами, которым суд не дал надлежащей оценки.

Причиненные нравственные страдания, их обоснованность и степень, в частности переживания, вязаны с чувством незащищенности от произвола, обоснованных опасениях о вреде здоровью детям, провокации у детей онанизма, волнения в связи с изменением поведения детей после осмотра, наших нравственных переживаниях, подтверждаются:

— приказами о вынесении дисциплинарных взысканий виновным должностным лицам, в которых зафиксированы факты нарушения наших прав на охрану здоровья наших детей, из которых следует, что наши права до конца не понимаются ответчиками, в связи с чем нами первоначально заявлялись требования об обязании ответчиков не совершать в отношении наших малолетних детей любые медицинские манипуляции без нашего согласия. Данные требования были сняты нами в связи с тем, что дети пошли в школу и покинули детсад,

— коллективными обращениями родителей ( подписанных нами) в вышестоящие инстанции, в которых отражено наше душевное состояние;

— письменными ответами ответчиков и вышестоящих лиц в наш адрес;

— мед. Картой Донецкой Насти, из которой следует, что она до осмотра была здорова и не нуждалась в дополнительных обследованиях;

— заключением специалистов № 228, из которого следует, что мы обращались совместно с детьми к психологам за консультацией, психологами был зафиксирован факт причинения психологической травмы детям, в связи с чем проведена психологическая корректировка;

— показаниями св. Кочерыжниковой, давший показания о том, что мы очень переживали случившееся, обращались к ней как к врачу за помощью, опасались возможности провокации онанизма в отношении девочек, что у Донецкой пропало молоко, а Селенков был обеспокоен здоровьем дочери;

— показаниями св. Качесовой Л.И., которая консультировала нас, помогала найти специалистов для осмотра детей, подтвердила в суде обстоятельства, связанные с нашими нравственными страданиями и их степенью, подтвердила факт изменения поведения детей после осмотра, наших нравственных переживаниях.

— показаниями св. Барковой Е.К., показавшей о том, что Донецкая Е. В., очень переживала обстоятельства, связанные с изменением поведения ребенка.

Показания вышеуказанных свидетелей исследованы судом, что отражено в мотивировочной части решения, однако они не получили должной оценки суда.

Мы считаем, что вывод суда о том, что нами не представлены доказательства о причинении нам морального вреда, противоречат материалам дела и частично мотивировочной части решения суда, поэтому суд необоснованно отказал в удовлетворении наших требований о взыскании морального вреда. Так как доказательства были нами представлены, исследованы судом, но суд сделал необоснованный вывод, считаем, что кассационная инстанция вправе изменить решение суда в этой части, взыскав в нашу пользу моральный вред в размере 150.000 рублей.

Учитывая изложенное, ссылаясь на ст.ст.336, п.3 ст.ст.  361, 362 ГПК РФ просим:

— частично изменить решение суда первой инстанции, дополнив резолютивную часть решения указанием фамилии детского врача-гинеколога Коряковской О.Ю., проводившей осмотр:

— взыскать с ответчиков солидарно в возмещение морального вреда в пользу наших несовершеннолетних дочерей 150000 рублей, каждой, и в возмещение морального вреда, причиненного нам также в размере 150000 рублей каждому, а всего в размере 300.000 рублей в пользу каждого из нас.

Донецкая Е.В.
Селенков К.Н.