Некоммерческое партнерство

 Родительский Комитет



Myweb.ru, каталог сайтов

Каталог Православное Христианство.Ру

Православие и современность. Информационно-
аналитический
портал
Саратовской епархии Русской Православной Церкви

Информация

Программа конференции «Родительское общественное движение: защита семьи и права на образование» в рамках 15 Международных образовательных Рождественских чтений, г. Москва.

Роль и задачи психолога на начальных этапах школьного обучения
Доклад В.В.Сорокиной, канд. псих. наук, ст. научн. сотруд. Московского городского психолого-педагогического университета.

«Мировоззренческая составляющая содержания образования и научное знание о мире»
Доклад иерея Сергия Рыбакова, канд.тех.наук.

«Возможности использования международного опыта информационной защиты детей»
Доклад Ефимовой Ларисы Ефимовны, канд. юр. наук, преподаватель

«Взаимодействие родителей с образовательными учреждениями с точки зрения их прав и обязанностей»
Доклад Ларисы Октябристовны Павловой, Председателя Правления НП «Родительский комитет»

«Воспитание личности — общая задача семьи и школы»
Выступление протоиерея Димитрия Смирнова, Председателя Синодального Отдела по взаимодействию с Вооруженными Силами и правоохранительными учреждениями

«Почему нужна родительская экспертиза образовательных программ»
Доклад Л.А. Рябиченко, руководителя Калининградского регионального молодёжного общественного движения «За духовно-нравственное возрождение», г. Калининград

ХV Международные Рождественские чтения

Конференция: «Родительское общественное движение: защита семьи и права на образование»

Москва. 1 февраля 2007

Мировоззренческая составляющая содержания образования и научные знания о мире.

Ваше Высокопреосвященство, честные отцы, дорогие братья и сестры!

Моя тема, предметом которой является наука в составе мировоззренческой составляющей содержания образования, может быть, имеет меньшую эмоциональную напряженность, чем предыдущие выступления, где говорилось о духовной агрессии против нашей молодежи.

Тем не менее, вопрос о содержании нашего образования стоит достаточно остро и касается не только гуманитарного блока дисциплин, которым современный человек вряд ли может удовлетвориться. Всем нам требуется, как правило, целостное понимание мира, в котором мы живем, целостное восприятие своего положения в мире, понимание смысла жизни. Поэтому то, что учителем говорится на всех предметах общего образовательного цикла, в том числе на физике, математике, биологии, химии, — на всех этих и других предметах, — имеет свою значимость для человека, формируют его общее мировоззрение. И в этом отношении сегодня приходится констатировать наличие привнесенного раскола в душу, в сознание ребенка, связанного с тем, что учащимся на разных предметах проповедуют противоположные учения.

На уроках физики детям объясняют гипотезу «Большого взрыва» и физической эволюции материи. На химии — затрагиваются вопросы химической эволюции веществ, в том числе, способствовавших возможности существования жизни на Земле. И все это заканчивается биологической эволюцией, которая приводит к формированию человека. Общее мировоззренческое ядро всей излагаемой учебной программы состоит в том, что бы показать возможность саморазвития материи, которое возможно без Бога.

Получается так, что когда потом приходит педагог, преподающий основы православной культуры и говорит, что человек создан по образу Божьему, то у ребенка естественно возникает вопрос, а где же место Бога в мировой эволюции, или Он (Бог) эту эволюцию осуществлял, или как это все соотнести. То есть вопрос о картине мира, формируемой в школах, очень актуален. Ученик ставится перед необходимостью самостоятельного выбора между тем, что провозглашено научным, и тем, о чем говорит Библия, что якобы этой наукой опровергается, или в лучшем случае в этой науке не содержится. Этот выбор не может быть делом детского ума, хотя бы потому, что ребенку прежде всего предстоит разобраться в огромном материале, представляющем собой смесь действительных научных фактов, не доказанных гипотез, фантазий и измышлений, и даже прямых фальсификаций. Это не под силу даже крупному ученому, если он не является специалистом в данном вопросе, не говоря уже о ребенке.

Дело взрослых людей, прежде чем что-либо предлагать в качестве учебного материала детям, самим разобраться со всеми этими вопросами. Основной трудностью здесь можно считать, во-первых, непонимание природы религии, её универсального и всеобщего характера, во-вторых, непонимание места философии как некоего логического развития религиозных, по своей сути, идей. Наконец, непонимание того, что научные факты требуют своего философского, а в конечном итоге и богословского истолкования.

Сейчас необходимо остановить внимание на проблеме объективности преподавания научных знаний и влияния разного рода идеологий на изложение научного материала. Не секрет, что целый ряд важнейших научных фактов и эмпирических обобщений не включены в учебники по биологии, физике, истории и пр. дисциплинам. Например, положение В. И. Вернадского о биогенезе, данные об ошибках измерений при проведении датировок палеонтологических останков методом радиоактивного анализа, и многое другое. Наоборот, учебники содержат постулаты дарвиновской теории эволюции, картинки происхождения человека от обезьяны, геологическую колонну и т. п. измышления. «Подлинные научные исследования полностью их опровергают, что в значительной степени замалчивается (и не только в «отсталой» России, но и в «развитых» странах Запада). Эта тайная и тотальная цензура в научном мире осуществляется с помощью прессы, научно-популярной литературы и телепрограмм, а по своей жесткости она, пожалуй, превосходит строгость средневековой инквизиции»1 .

Наука сама по себе не способна сформировать общее мировоззрение. Ясно, что разрозненный набор фактов, достоверных положений, теорий, гипотез и иных атрибутов науки, нуждаются в религиозно-философском обобщении, которое является также и источником для дальнейшего развития самой науки.

Крупной ошибкой является то, что к построению мировоззрения многие идут от феноменологии, а не от метафизики и онтологии. Из этого возникают такие алогичные доктрины, в которых бытие Божие подтверждается или опровергается наличием или отсутствием аномальных явлений. Для многих камнем преткновения бывает вопрос о времени существования вселенной, Земли и человеческого рода. Сейчас часто ученые пытаются соотносить данные своей науки с каким-либо религиозным учением. При этом возникает опасность таких обобщений, которые позволяют сформировать «новую религию», а по сути, новое сектантское учение. Широкое распространение в этом плане получило движение «Нью Эйдж» — «Новый век„.

Отсутствие четкой классификации и систематизации религий ставит в тупик многих, кто пытается найти рациональное зерно в соотнесении религиозных положений, философских концепций и научных фактов.

Для православной России, особое значение имеет вопрос о соотношении научных и библейских истин. Содержатся ли в Библии какие-либо сведения об окружающей нас природе, и согласуются ли они с теми данными, которые получены естественными науками? Или же научные исследования «делают ненужной гипотезу Бога», как это утверждают материалисты и атеисты? Насколько христианству может быть близка научная проблематика?

На последний вопрос можно ответить словами великого святого Григория Богослова.

«Полагаю, что всякий, имеющий ум, — говорит св. Григорий Богослов, — признает первым для нас благом ученость, и не только сию благороднейшую и нашу ученость, которая, презирая все украшения и плодовитость речи, емлется за единое спасение и за красоту умосозерцаемую, но и ученость внешнюю, которую многие из христиан, по худому разумению, гнушаются как злохудожною, опасною, удаляющею от Бога. Небо, земля, воздух и все, что на них, не должно презирать за то, что некоторые худо уразумели и вместо Бога воздали им божеское поклонение. Напротив того, мы … от создания будем заключать о Создателе, как говорит божественный апостол, пленяюще всяк разум во Христа (2 Кор. 10,5)  … В науках мы заимствовали исследования и умозрения, но отринули все то, что ведет к демонам, к заблуждению и во глубину погибели»2.

Как видим святые отцы признавали необходимым и полезным изучение наук, но при этом указывали на опасность того, что науки могут не только способствовать познанию окружающего мира, но и вести «к демонам, к заблуждению и во глубину погибели».

Сразу же обратим внимание на слова святителя о том, что христианство «заимствовало» в науке и использовало для пользы и спасения «исследования и умозрения», т. е. методологию изучения предмета, каков бы ни был сам предмет.

Нам сейчас очень важно понять, что речь должна идти не только и не столько о частных каких-то положениях, теориях, фактах. Речь должна идти о соотношении двух религиозно-мировоззренческих парадигм, в которых наука имеет существенное значение. Это гносеологическая парадигма атеизма и парадигма познания монотеизма.

В атеистической парадигме человек является источником познавательного процесса, а также его инструментом. Для нормального функционирования этой схемы необходимо знание познавательных способностей человека, его возможностей в различных сферах познания. Исходно человеку это не дано. Сам человек познает себя через взаимодействие с миром, с другими людьми, с природой. Так как человечество состоит из отдельных, незнающих себя людей, то и все человечество не знает себя как субъекта познания. Ситуация усугубляется тем, что, при всем своем единстве и целостности в плане своей познавательной деятельности, человечество переменно по своему составу: приходят новые поколения, уходят старые. Таким образом, познающий субъект не способен определить своих познавательных возможностей и поверить свой познавательный инструментарий.

В гегелевской теории познания «абсолютный дух» организуя деятельность «субъективного духа» человечества ведет его к познанию самого себя, тем самым, снимая вопрос о познавательных возможностях человечества. Познавательный потенциал содержится в «абсолютном духе„. В атеизме такой вопрос снят быть не может: нет “абсолютного духа„, а “субъективный дух» — ноосфера, — не есть исходное представление атеизма, есть привнесение в атеизм субстанции чуждой исходным воззрениям.

Познаваемый объект также готовит неприятные сюрпризы. Во-первых, мир находится в непрерывном изменении. «Нельзя дважды ступить в одну и ту же реку». Это положение сразу приводит к вопросу о том, что же познал познавший что-то субъект? Тот мир, который существовал вчера, как и тот, который был сто лет назад, — исчез. И сегодняшний мир уйдет в небытие, как и мир вчерашний. Изменяемость мира приводила философов Востока к утверждению о призрачности, иллюзорности самого материального бытия. Атеизм также не может уйти от этой проблемы без введения дополнительных условий, налагаемых на бытие материального мира.

Наконец, исходно неясно, как влияет процесс познания на сам мир. Если влияние велико, то к общему фону изменяемости добавляются возмущения от производимого процесса познания, и если эти возмущения велики, то познание становится невозможным.

«Я полагаю, — писал Б. Рассел в статье о К. Марксе, — мы можем интерпретировать Маркса в том смысле, что процесс, называемый философами преследованием знания, не является, как думали раньше, процессом, в котором объект остается постоянным, а приспособление осуществляется познающим. Наоборот, субъект и объект, познающий и познаваемая вещь находятся в непрерывном процессе взаимного приспособления. Он называет этот процесс »диалектическим«, потому что этот процесс никогда не завершается полностью.

… На самом деле, так утверждал бы Маркс, мы замечаем вещи лишь в процессе действия по отношению к ним, и любая теория, оставляющая в стороне действие, является неверной абстракцией.

Насколько я знаю, Маркс был первым из философов, критиковавшим понятие истины с такой активистской точки зрения. Но он не заходил далеко в своем критицизме …«.

И это понятно почему!

Дальнейшие рассуждения в этом направлении привели бы к отказу от двухзвенной языческой схемы познания, и либо потребовали выхода на позиции агностицизма, либо заставили бы отказаться от Лапласовского тезиса о существовании Бога, как лишней гипотезе.

Библейская (монотеистическая) трехзвенная схема познания лишена указанных недостатков в силу признания бытия Божия, Его разумного действия по творению мира и его устроению. Бог исходно «знает» как Он творит мир и человека и открывает человеку то, что ему полезно знать о самом себе, о мире и о других людях. Здесь нет условия отказа от познания со стороны человека, так как Сам Бог закладывает в существо человека познавательную активность, сочетающую в себе стремление и способности к познанию.

Но это предполагает и наличие определенных ограничений, показывающих разницу между Творцом и творением. Запрет вкушения с древа познания добра и зла — это явное указание на ограничения в сфере познания. Вредное познавать нельзя, познание может принести вред и привести к катастрофе.

Атеистическая двухзвенная парадигма познания содержит противоречивые положения, которые рано или поздно должны привести к катаклизмам философского и научного характера. Следы и явные плоды таких катаклизмов мы имеем возможность наблюдать в настоящее время во многих областях человеческих знаний и деятельности. Именно неспособность дать убедительные ответы на имеющиеся научные факты приводят атеистов и стоящих за ними кабаллистов, узурпировавших сферу образования, к идеям лишить наших детей нормального развитого мышления. Отсюда такое пристрастие к ЕГЭ. Основная цель этого нововведения в том, что бы перестроить систему образования так, чтобы вопросы о целостной картине мира вообще не возникали. Учителя, родители и дети должны, согласно планам реформаторов, включиться в гонку «натаскивания» к тестовому калейдоскопу, в котором содержание и целостность образования отходят на задний план.

Для нас же первоочередной задачей должно стать формирование содержания образования на основе трехзвенной гносеологической схемы, в которой Бог есть Творец и Промыслитель, раскрывающий в Откровении пути спасения для каждого человека. Эта задача очень велика по своему объему. Она должна захватить практически все предметы и естественнонаучного, и гуманитарного блоков, и для её решения требуются усилия многих ученых. Эта работа уже ведется, но ведется она пока разрозненно, бессистемно. Для выполнения всей программы формирования нового образования требует создание некоего центра, который бы эту работу начинал осуществлять в более систематической форме.

Теперь мне бы хотелось остановиться на одном вопросе из гуманитарной области. Этот вопрос касается таких предметов как новейшая история, обществоведение, политология, литература. Мне кажется, что в современном подходе к изучению общественных явлений существует недостаток, связанный с недооценкой или даже игнорированием такой категории как «народ». Рассуждения выстраиваются в терминах «государство», «нация„, “общество„, “религия». Понятие «народ» часто идентифицируется с понятием «общество». С точки зрения православного понимания Божественного Откровения это неверно. «Народ» творится Богом в начале как единое человечество, а затем разделяется на «народы» — «языки» при Вавилонском столпотворении. Народы ходят перед Богом, определяют перед Ним свою собственную судьбу.

Даже смерть человека на земле не отделяет его от его народа. «Дней жизни Авраамовой, которые он прожил, было сто семьдесят пять лет; и скончался Авраам, и умер в старости доброй, престарелый и насыщенный [жизнью], и приложился к народу своему» (Быт. 25:7,8).

Народы могут быть разными по отношению к истине, к Богу. Одни уходят от Него, другие ищут истину, желают быть с Богом. Народу, произведенному от Авраама говорит Господь: «и поставлю жилище Мое среди вас, и душа Моя не возгнушается вами; и буду ходить среди вас и буду вашим Богом, а вы будете Моим народом» (Лев. 26:11,12).

Таким образом, народ является субъектом исторического процесса, реализующим в истории свои религиозные устремления. Слово народ (и производные от него) употребляется только в Новом Завете более 360 раз. Именно о народах — не о нациях и государствах — говорится и в Ветхом Завете. Сейчас термин «нация», который с латинского переводится как племя или народ, в основном употребляется в смысле группы или множества народов, объединенных в едином государстве. И это позволяет затушевывать, даже стирать субъектный характер отдельного народа, его народные интересы, его веру и религию. От государствообразующих народов по всему миру, и в особенности от русского народа в России, требуется отказаться от своих религиозных, политических и экономических интересов в пользу иных народов государства. Но надо понимать, что государство создается народом для реализации своих религиозных устремлений в максимальной полноте. Без государственности для народа невозможна полнота религиозной жизни. Государство, таким образом, есть то, что народ творит в истории, выстраивая свои отношения с Богом, свидетельствуя перед другими народами о той истине, которую он исповедует.

Пора отказаться мыслить такую категорию как «народ» в стереотипах банальных рассуждений о том, что в каждом народе есть хорошие и плохие люди. Этот подход ничего не дает ни в плане историко-философского осмысления судеб народов, ни в плане устроения политической и экономической жизни государства.

Только правильное понимание отношений, мыслимых в категориях «народ»- «религия» — «государство„, позволит нам адекватно выстраивать свои отношения с другими народами как внутри государства, так и вне него.

Нам следует, видимо, осознать, что при сложившихся культурно-исторических типах другая религия, — есть религия другого народа, который реализует свои религиозные устремления, формируя свой тип государственности. Можем ли мы принять эту иную религию? Конечно, нет! Также как не можем допустить, чтобы наши дети получали образование в иной религиозной мировоззренческой парадигме, что, несомненно, приведет к изменению всего психического и ментального строя самого русского народа. Ответ на вопрос о принятии народом иной веры можно увидеть в словах святителя Феофана Затворника, которые надо обобщить для всего русского народа, как субъекта исторического процесса: «Я не знаю, спасутся ли протестанты. Я знаю, что если я стану протестантом, то погибну».

Таким образом, борьба в сфере образования — это важнейшая часть борьбы за наше право быть православными. Эта борьба против протаскивания в образовательные учреждения сатанинских и демонических культов, о чем следует особо оповещать родителей. Внедряемые в школу программы, в том числе и по половому воспитанию, — это не нейтральные в религиозном отношении программы. Это формы демонизации учебного процесса. Православное родительское движение должно стать бастионом, непроходимым для чужебесия в любой его форме.

Да будет Господь Бог наш нам Помощником в благих делах!

Благодарю за внимание!

Священник Сергий Рыбаков,
Доцент кафедры теологии Рязанского госуниверситета.

Примечания

1. Начала христианской психологии. Учебное пособие для вузов / Братусь Б. С., Воейков В. Л., Воробьев С. Л. и др. — М. Наука. 1995. — 236 с. ^

2. Григорий Богослов. Святитель. Архиепископ Константинопольский. Собрание творений в 2-х томах. — Репринтное издание. Т. 1 Свято-Троицкая Сергиева Лавра. 1994 — 683 с. Ч. 4. Слово 43.