Некоммерческое партнерство

 Родительский Комитет



Myweb.ru, каталог сайтов

Каталог Православное Христианство.Ру

Православие и современность. Информационно-
аналитический
портал
Саратовской епархии Русской Православной Церкви

МАТЕРИАЛЫ ДЕЛА

Исковое заявление о возмещении ребёнку морального вреда (в порядке ст.23 ФЗ "Об основных гарантиях прав ребёнка в РФ)
"...Подобные "шедевры" американской мультипликации абсолютно противопоказаны для детского просмотра и категорически запрещены действующим законодательством к демонстрации на территории РФ, т.к. по своей сути пропагандируют насилие, жестокость, наркотики, культ секса и другие виды антиобщественного поведения, тем самым нанося детям непоправимый вред их здоровью, психике, нравственному и духовному развитию... "

Дополнения к исковому заявлению

Отзыв на исковое заявление

ЗАКЛЮЧЕНИЕ о целесообразности показа мультсериала "Гриффины" детям дошкольного возраста
Центр "Дошкольное детство" им. А.В.Запорожца

Результаты проведения СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ Центром коммуникативных исследований ИСЭПН РАН на предмет выявления воздействия мультсериалов «Гриффины» и «Симпсоны»
Руководитель Центра Коммуникативных исследований ИСЭПН РАН H.E. МАРКОВА

СМИ

Телеуродцев привлекли к суду
Андрей ПОЛЫНСКИЙ

Насилие и жестокость — товар

Интервью адвоката Л.Павловой.

Как адвокат, я представляю граждан, которые пытаются защитить свои права и права своих детей, в том числе и конституционные. Вынуждена констатировать, что родители находятся в полной растерянности: с одной стороны, законодатель говорит о том, что родитель обязан защитить своего ребенка, защитить его нравственное, психическое и физическое здоровье и может за невыполнение этого поплатиться, к примеру, лишением родительских прав. (Есть право, есть санкция, связанная с правом.) С другой стороны, на сегодняшний день сложилась ситуация, когда родитель лишен возможности реальной защиты своих детей.

Предложение пойти в суд и там отстаивать свои права является нормальным для цивилизованной страны. Однако во что это выливается для конкретного, простого российского гражданина? Во-первых, нужно сформулировать правовую позицию. Какую? Приходишь в суд и говоришь: мой ребенок посмотрел тогда-то мультфильм, вредные последствия этого такие-то. Первое — считаю, что эта передача вредна для детей, прошу прекратить причинение вреда моему ребенку. Второе — прошу присовокупить возмещение морального ущерба.

Реально гражданин лишен возможности защищать свои права в суде, для этого требуются значительное время, огромные эмоциональные, психологические и немалые материальные затраты. Каждое конкретное судебное дело защищает только одного, конкретного ребенка.

Однако, сотрудничая с общественной организаций, которая называется Некоммерческое партнерство в защиту семьи, детства, личности и охраны здоровья «Родительский комитет«, я представляю в суде значительное число родителей в подобных делах. С чем мы сталкиваемся? На сегодняшний день отсутствуют механизмы защиты прав ребенка. Декларированное право гласит, что под защитой государства находятся детство, семья и материнство. Государство декларирует, что осуществляет информационную защиту ребенка, но механизмы защиты не прописаны абсолютно. Я поддерживаю точку зрения, которую высказали здесь депутаты Чуев и госпожа Ведерникова: на сегодняшний момент нам нужно, прежде всего, заботиться о здоровой семье и здоровых детях, а та ситуация, которая сложилась в информационном пространстве страны, не позволяет этого сделать. Мы должны иметь реальные гарантии по защите каждого конкретного человека. Сегодня у детей нет права на защиту, так же как, у родителей нет права на защиту своих детей. Это показал процесс в Хамовническом суде по делу Смыкова.

Каким образом строилась защита Смыкова? Мы говорили о том, что многие мультфильмы, в частности Гриффины« и «Симпсоны», являются средством пропаганды наркотиков, и приводили примеры из текстов самого фильма. Речь шла о том, что данные мультфильмы содержат вредную для психического и физического здоровья ребенка информацию, провоцируют детей на асоциальное поведение, ведут к разрушению семьи. Были проведены три экспертизы, в том числе одна по инициативе ответчика, заключение которой следующее: дети не должны смотреть эти мультфильмы, разве что с родителями. (Я не буду сейчас это обсуждать.) Все эксперты пришли к выводу, что эти мультфильмы наносят вред психическому, физическому и нравственному здоровью детей, направлены на разрушение семейных устоев и ценностей.

О чем мы просили суд? Признать незаконным показ этих мультфильмов, основываясь на том, что в Уголовном кодексе указано: любое физическое и юридическое лицо, будь то средства массовой информации или обычная организация, должно воздерживаться от действий, наносящих вред окружающим. Мы просили суд принять решение прекратить дальнейший показ мультфильмов Гриффины« и «Симпсоны» и защитить ребенка И. Смыкова от того вреда, который был причинен показом этих мультфильмов. Третьим пунктом Смыков просил взыскать моральный ущерб за нанесенные действия в процессе просмотра этих мультфильмов: ребенок стал агрессивным, не понимает, почему ему нельзя смотреть «мультики», плачет. Когда Смыков обратился ко мне с просьбой о защите прав его ребенка, я предупредила: на сегодняшний день налицо полное отсутствие положительных решений по судебной практике такого рода дел.

Если вас назвали дураком, то вы можете пойти в суд и требовать взыскания морального ущерба. Но если вашему ребенку посоветовали совершить нечто асоциальное — воровство, кражу, употребление наркотиков и прочее, то моральный ущерб судом не учитывается. Дело не только в том, что отсутствует нормальная законодательная практика, нет механизма правового регулирования, но и в том, что нет волевого решения государства создать эту нормативную базу. Я хотела бы обратить внимание на то, что орган, призванный контролировать деятельность средств массовой информации — Министерство по культуре и средствам массовой информации, — не может само себя регулировать. Заниматься саморегуляцией, к которой призывал господин Комиссаров, журналистам и деятелям культуры, по-видимому, сегодня не по плечу.

В Хамовническом. суде мы задавали вопросы представителю Министерства культуры: каким образом они отслеживают информацию, содержащую элементы жестокости, насилия, порнографии и так далее? Нам объяснили, что существует комната с несколькими мониторами, где оператор смотрит одновременно все программы телевещания. Что значит смотрит? А если не увидит? А если видит, но воспринимает как должное? Кто это он одни смотрит одновременно и может отвечать за содержание всех программ?

Далее, если какой-то родитель решит обратиться в суд, то он столкнется с тем, с чем столкнулись мы: с отсутствием первичных материалов, которые должен исследовать суд. Если даже прокурор обратится с просьбой предоставить фактический материал (пленки с записями мультфильмов в нашем случае), то всё равно он их не получит: они хранятся не более месяца. У нас пленки были, так как многие по этому поводу обращались в Родительский комитет« и сами делали записи. Так вот, получается, что нет реальных механизмов регулирования.

Однако если есть норма права, то должна быть и санкция за ее нарушение. В этом случае я полностью выражаю интересы миллионов родителей. Я настаиваю на уголовной ответственности за грубое нарушение законодательства, и о СМИ тоже. Я не знаю, стоит ли сейчас вносить поправки в законодательство о СМИ. Там указано, что культ порнографии, жестокости, насилия запрещен. Другое дело, что нужен понятийный аппарат. Полагаю, что не  должны сужаться те ограничения, которые на сегодняшний день существуют в законодательства. Кроме этого, я думаю, что совершенно не оправдано отсутствие судебной практики по такому роду дел. Ведь не только закон о СМИ нарушается в данном случае, но и нормы гражданского законодательства, которые также распространяются на средства массовой информации.

Мне хочется пожелать новому закону зеленой улицы«. Можно обсуждать детали этого закона, но крайне необходимо внести совершенно четкие ориентиры в водораздел между «взрослым» и «детским» временем. Основной тезис телекомпании «Рен-ТВ»: укажите в законе на норму, которая запрещает показывать эти мультфильмы. Что значит «детское» время? Смыков первоначально указывал, что эти вредные мультфильмы показываются в «детское» время. Мы пришли к выводу, что, раз нет понятия «детское» время, а права ребенка защищаются, следовательно, нужно прекратить показ этих фильмов вообще.

Я думаю, что и Смыков, и Родительский комитет« в целом продолжат судебную практику и не ограничатся решением Хамовнического суда, которое вынесла судья Деднева. Впрочем, судьи менялись, и это дело не было приоритетным для суда. Однако интересный нюанс: телекомпания «Рен-ТВ» в качестве доказательства своей невиновности предъявила запись передачи «Пять вечеров» с Малаховым, на которую собрались представители тех средств массовой информации, к чьей деятельности как раз предъявлены претензии. Рассуждали о том, надо ли ограничивать деятельность СМИ, в том числе те телепередачи, которые наносят вред ребенку. И здесь прозвучало сконцентрированное мнение, которое выразил журналист Невзоров: «Насилие и жестокость — товар, и, пока на него есть покупатель, он будет продаваться». Комментарии излишни…

Крайне важно для закона, чтобы он был приоритетным для Комитета по делам женщин, семьи, молодежи, а также Комитета по информационной защите. Действие закона должно быть прямое, нельзя расширять те ограничения, которые существуют в настоящее время.

газета "Воскресная школа"
№17–18
(329–330) май 2005 года