Некоммерческое партнерство

 Родительский Комитет



Myweb.ru, каталог сайтов

Каталог Православное Христианство.Ру

Православие и современность. Информационно-
аналитический
портал
Саратовской епархии Русской Православной Церкви

Мероприятия

Выступление Л.О.Павловой на выездных парламентских слушаниях «О едином государственном экзамене» на базе Российской академии образования 29 ноября 2005 года

Дорогие друзья, наверное, я самый первый и пока еще единственный представитель того самого гражданского общества, которого, как кто-то из выступивших сказал, еще нет, но, которое только еще нарождается. Но, тем не менее, я представляю общественную организацию, куда обращаются десятки и сотни родителей, которая давно занимается защитой прав ребенка и семьи в сфере образования, здравоохранения и в других областях. Родителей очень давно волнует вопрос эксперимента по Единому государственному экзамену. Родители прислали тома подборки материалов по ЕГЭ со словами: «Помогите нам понять, что же это такое, кому это надо, зачем вводится ЕГЭ». Сегодня, выслушав специалистов, чиновников, министров, бывшего министра образования, представителей Госдумы, я поняла одно, что мы совершенно правы были, когда говорили родителям о том, что наши чиновники еще сами до конца не разобрались в том, что такое ЕГЭ. По существу, в лице Министерства образования, представителей вузовской науки, школы мы имеем лебедя, рака и щуку, которые тянут воз ЕГЭ каждый в свою сторону. Чиновники думают о том, как эксперимент по ЕГЭ превратить в государственную программу. Вузы думают о том, как им принять перспективных студентов (но надо помнить, что далеко не все заканчивающие школу идут в вузы). Школа думает о том, как справиться с ЕГЭ. И похоже, что только родители заинтересованы в том, как их ребенку получить качественное образование, которое даст ему возможность быть творческой, самореализованной личностью и иметь возможность продолжить образование. Всех остальных интересует оценка. Я хотела бы вернуть всех к вопросу о правах ребенка, который имеет право на доступное и качественное образование. Здесь говорили о том, что монетизация льгот тоже не сразу удалась. Однако, монетизация льгот — это то, что сегодня и для пенсионеров и для инвалидов; а образование — это будущее. Это будущее не только наших детей, но и наше с вами, дорогие друзья. Именно поэтому в вопросе об образовании мы должны более внимательно и четко прослеживать, что же даст нам это самое ЕГЭ и вкладывание огромных государственных средств в непонятный эксперимент, насильственное вовлечение в эксперимент все большего количества регионов. Каков конечный результат эксперимента по ЕГЭ и надо ли его продолжать? Окончательного ответа ни у кого нет. Родители, как правило придерживаются той точки зрения, что тестирование, возможно, является определенной формой проверки знаний. В какой-то степени это социальный эксперимент для возможности государственного администрирования в системе образования. Мы с этим можем согласиться, но для родителей это не главное. На сегодняшний момент родителям важно то, что их дети должны получить доступное и качественное образование, которому ЕГЭ скорее не способствует, а препятствует. У родителей и учеников пока еще никто не спросил согласия на эксперимент.

2 февраля 2006 года в Доме славянской культуры и письменности в 10 утра состоится конференция «Родители за доступность и качество образования», на которой в числе других вопросов будут рассматриваться вопросы ЕГЭ и отношение родительской общественности к ЕГЭ. К сожалению, у общественности мало возможностей быть услышанными, мало возможностей для контактов с чиновниками и учеными. Мы предлагаем всех принять участие в этой конференции.

Есть еще один аспект в вопросе ЕГЭ. Мы говорим, что живем в правовом обществе, но по-моему Министерство образования и ряд чиновников об этом вообще забыли. Забыли, что есть Конституция, которая гарантирует доступное и полное образование, о чем президент всем нам недавно напомнил. Так давайте сами себе откровенно ответим на основные вопросы, что это такое — единый государственный экзамен. Доступен ли он для всех учеников нашего государства? Устраивает ли родителей? Родители являются естественным гарантом ребенка в его праве на образование и никто более родителей не заинтересован в конечном результате. Поэтому очень жаль, что я единственная сегодня представляю здесь интересы родителей и учащихся. Так вот, решает ли ЕГЭ вопрос доступности образования? Нет, не решает. Доступен, но не для всех. Во-первых, разный уровень оснащенности школ, разная степень подготовки учителей, разная наполняемость учителями, даже в городе Москве стоит проблема наполняемости школ учителями. Разный уровень наполняемости классов, то есть разные возможности индивидуального подхода у педагога. А значит и разный конечный результат. Что такое единый государственный экзамен? Это стресс. Давайте пригласим специалистов из Министерства здравоохранения, они нам скажут о состоянии наших детей. Чуть не у 30 процентов у детей неврозы, разного рода расстройства здоровья. Сам по себе государственный экзамен по неизвестным тестам — это уже нервный срыв и стресс для ребенка. Странно слышать тех, кто говорит о том, что родители кричат «Ура!» ЕГЭ. Это не правда. Здесь прозвучали цифры о том, что более 50 процентов учеников возражают против ЕГЭ. Они интуитивно возражают, потому что не справляются с этим. Нельзя не учитывать личностные особенности учеников. Один может быстро в короткий период ответить «да\нет», другому для этого надо 15 минут, а иному пол часа, поэтому все дети находятся в разных стартовых условиях при написании единого государственного экзамена. Право личности на выбор, учет индивидуальных особенностей ребенка — это сегодня ключевые вопросы ЕГЭ. Простите пожалуйста, а куда мы денем коррекционные классы, которые к примеру в Москве имеются почти в каждой школе, которые имеются и у нас в глубинке. Куда мы денем детей, которые учатся в спецшколах различного коррекционного плана. Куда мы денем тех детей, которые освобождаются от сдачи экзамена по состоянию здоровья? Об этом кто-нибудь из сторонников ЕГЭ думает? Кроме этого, мне хотелось бы всем напомнить, что ЕГЭ с точки зрения закона — это эксперимент. Получается, что государство пошло сознательно на нарушение прав учащихся и их родителей как участников образовательного процесса, насильственно внедряя ЕГЭ в регионах. В 2001 году инициатива отдельных чиновников лавиной обрушилась на неподготовленных родителей, учеников, на неподготовленную школу. Таким образом, вывод: ЕГЭ не решает вопрос доступности образования. ЕГЭ с нашей точки зрения не решает также вопросы, отмеченные в резолюции. Предложенный проект резолюции не отражает суть прозвучавших сегодня выступлений уважаемых и компетентных лиц. Я думаю ,что требует существенной корректировки та резолюция, которая нам представлена с учетом прозвучавших предложений и мнений.

Еще один момент, на который мне хотелось бы обратить внимание. Когда мы говорим о содержании образовании, многие забывают, что есть Закон об образовании. Там написано, что целью образования является развитие творческой личности. Уважаемые господа, напоминаю, творческой личности, а не мартышки, которая чертит крестики и нолики и нажимает на две кнопки. Решает ли ЕГЭ вопрос о развитии творческой личности. ЕГэ как базовый и единственный вариант государственной аттестации? На это любой здравомыслящий человек ответит — нет, не решает.

Есть проблема содержания образования. Родители постоянно пишут письма и задают вопросы — а кто готовит тесты, чем руководствуется при этом, какими учебниками? Ведь понимаете, что получается, сейчас не возможно сказать, что от чего зависит. То ли тест напрямую зависит от учебника или наоборот учебник зависит от теста? Если учебник зависит от тестов по ЕГЭ, то нужны новые и новые учебники, подогнанные под тесты?

Несколько лет мы объясняем родителям, что большое достижение нашего образования — это право выбор школами образовательных программ, свобода школы, творческая свобода учителя, участие родителей в образовательном процессе и возможность влиять на этот процесс. С внедрением ЕГЭ мы получаем полную зависимость учебных программ от тестов. Прощай творческая деятельность учителей, свобода развития школы, право на выбор учебных программ. Поэтому крайне важный вопрос — наполняемость содержания образования, которое напрямую связано с качеством образования, но не должно и не может зависит от тестов. Тест — это метод контроля и не более.

И последнее. Получается что система внедрения ЕГЭ настроена на «единообразование для всех», на то, от чего мы ушли, от диктата одной на всех программы. Сегодня нам предлагают вновь уровнять всех. Очевидно, что ЕГЭ ограничивает объем школьных программ, не дает возможности отличить творческого ученика от не творческого. ЕГЭ не учитывает индивидуальные особенности ученика. Совершенно правильно сегодня говорилось о том, что ЕГЭ не решает вопрос коррупции. Кажется было названо 15 тысяч пунктов по приему ЕГЭ на местах. Так как же при наличии мобильных телефонов и Интернета, способе пересылки тестов сохранить их содержание в тайне. Даже налоговые базы на сегодняшний день продаются вдоль дорог. Поэтому все эти разговоры о том, что ЕЭЭ решает вопросы доступности и качество образования с нашей точки зрения не соответствуют действительному положению вещей.

Нам хотелось бы поддержать точку зрения Драгункиной Зинаиды Федоровны, суть которой в следующем: «Да, возможно, есть полезное в ЕГЭ. ЕГЭ может быть одной из форм социального эксперимента. Однако необходимо приостановление эксперимента для его осмысления».

Учитывая все сказанное ЕГЭ допустим как дозированный эксперимент. Однако в такой форме, в которой он ведется, ЕГЭ необходимо приостанавливать. Необходим мониторинг результатов эксперимента, который общественности и ученым будет представлен. Только по итогам достигнутых результатов по ЕГЭ можно решить вопрос о том, вкладывать ли в него государственные деньги и если вкладывать, то в какой форме и во что именно.