Некоммерческое партнерство

 Родительский Комитет



Myweb.ru, каталог сайтов

Каталог Православное Христианство.Ру

Православие и современность. Информационно-
аналитический
портал
Саратовской епархии Русской Православной Церкви

ЕГЭ

Введение единого госэкзамена усугубило коррупцию в сфере образования.

Родители против ЕГЭ по-прежнему воюют…

«МК» открывает специальную страницу, посвященную обсуждению ЕГЭ.
Переходно-экспериментальный этап единого государственного экзамена завершен. Собрав напоследок могучий урожай «двоек» (по литературе — более 25%, по математике — 23,5%, по русскому языку и информатике — более 11%), страна вступает в новый, штатный режим существования ЕГЭ. Уже 1 января 2009 года он вытеснит обычные выпускные и вступительные экзамены и станет единственной формой проверки итоговых знаний всех школьников и подавляющего большинства абитуриентов. Далее...

О ЕГЭ. Это надо знать.

В результате введения ЕГЭ во Франции гибнет школьное образование

В КС поступил иск о незаконности проведения ЕГЭ

Продолжается дискуссия в прессе и в обществе по поводу ЕГЭ.

Министерство образования вляпалось в историю
Мнение учителя о том, как ЕГЭ влияет на изучение истории.

Советом Федерации РФ одобрены принятые Государственной думой поправки в законодательные акты, предусматривающие повсеместное внедрение единого госэкзамена (ЕГЭ) с 1 января 2009 года в школах и вузах страны.

Поправки не меняют сути закона о ЕГЭ, мнения родителей не учтены.

Бунт против ЕГЭ: ученые и преподаватели считают, что Единый госэкзамен убьет образование в стране.

Вопрос введения ЕГЭ в обязательном порядке - это уже вопрос времени.

Новости из Минобразования
Детальное рассмотрение итогов ЕГЭ предстоит осенью

ЕГЭ останется, но в каком формате, пока непонятно
Интервью с Татьяной Бархатовой, Зам. начальника Управления Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки.

25 марта 2004 года в Московской Городской Думе прошел Круглый стол «Единый государственный экзамен: за и против»

Выдержки из стенограммы заседания «круглого стола» по теме: «Единый государственный экзамен — »за« и «против»

Доклад директора Центра тестирования Минобразования России Хлебникова В.А.  на Круглом столе «Единый государственный экзамен: за и против» в Мосгордуме

СТЕНОГРАММА ОСНОВНЫХ ВЫСТУПЛЕНИЙ

конференции
«Законодательные аспекты развития российского образования»

26 февраля 2007 года

В. В. ГЛУХОВ

Уважаемые гости Политехнического университета! Разрешите открыть сегодняшнее заседание конференции. Для Политехнического университета большая честь сегодняшнее мероприятие именно в плане законодательного обеспечения образовательной деятельности. Для нас большая честь, что Совет Федерации согласился именно одну треть своих конференций провести на нашей территории.

Я хотел бы открыть данное заседание и представить вам тех, кто сидит в президиуме. Председатель Комитета Совета Федерации по науке, культуре и образованию, здравоохранению и экологии Виктор Евграфович Шудегов; член Совета Федерации Чеченов Хусейн Джабраилович и член Общественной палаты Духанина Любовь Николаевна.

У нас очень много выступающих. Поэтому по регламенту мы будем благодарны если те, кто будут выступать, согласятся ограничиться свое время 7–10 минутами.

Первое слово предоставляется председателю сегодняшней конференции Шудегову Виктору Евграфовичу.

В. Е. ШУДЕГОВ

Добрый день, уважаемые коллеги, дорогие друзья! Прежде всего, я хотел бы поблагодарить руководство данного вуза, прежде всего ректора Федорова Михаил Петровича. Мне вдвойне приятно выступать в стенах данного вуза, где я защищал кандидатскую и докторскую диссертации, докторскую — в 1994 году, кандидатскую — в 1980 году. И хочу отметить, что это действительно флагман политехнического образования. Здесь всегда были высочайшие требования не только к студентам, но и к диссертациям. Достаточно отметить, что здесь никогда не разрешалось защищать докторские диссертации в виде научного доклада, что, было принято виде исключения специально для руководителей высокого ранга.

Дорогие друзья! Разрешите огласить приветствие участникам конференции «Законодательные аспекты развития российского образования» от имени Председателя Совета Федерации.

«От имени Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации приветствую участников конференции »Законодательные аспекты развития российского образования«. Проведение данного мероприятия создает возможность не только обмениваться опытом, наработанным всеми участниками образовательного процесса, но и вырабатывать реальные механизмы повышения качества нормативно-правового регулирования в области образования. Формат конференции позволяет обсудить состояние и проблемы законодательства в области образования, перспективы его дальнейшего развития, финансовое обеспечение системы отечественного образования, а также проблемы законодательного регулирования приоритетного национального проекта »Образование«.

Уверен, что данная конференция придаст импульс, направленный на повышение качества отечественной системы образования, будет способствовать активности участников законотворческого процесса, а также позволит выявить пути совершенствования законодательства в сфере образования.

От всей души желаю участникам конференции «Законодательные аспекты развития российского образования» успешной работы и новых творческих достижений на благо и процветание нашей Родины.

Сергей Михайлович Миронов.

Уважаемые коллеги! Я напомню, что по Конституции Председатель Совета Федерации — это третье должностное лицо в государстве после Президента и Председателя Правительства. Он лично хотел сегодня присутствовать на открытии конференции, но, к сожалению, у нас параллельно идет здесь съезд «Справедливой России», поэтому он просто не смог. Тем не менее, мы передадим ему ответные слова благодарности от участников конференции.

Уважаемые коллеги! Мой доклад будет называться «Закон как основа развития отечественной системы образования».

Необходимость проведения нынешней конференции обусловлена в первую очередь тем, что при взрывном нарастании в новом веке роли и значения образования для личности, общества и государства нынешнее положение дел в этой сфере требует консолидации усилий законодательной и исполнительной ветвей власти для обеспечения энергичного, прорывного развития отечественной системы образования. Полагаю, что в данной аудитории нет необходимости обосновывать этот тезис.

Сегодня мы обсуждаем проблему законодательного обеспечения развития российского образования. Убежден, что дальнейшее развитие нашей системы образования должно осуществляться на основе закона и в рамках закона, что, не исключает наличия и подзаконных актов.

Как можно оценить нынешнюю законодательную базу образования? Полагаю, что у меня мало найдется оппонентов, если я скажу, что действующее законодательство стратегически не только не обеспечивает перспектив развития отечественной системы образования, но оно зачастую не отвечает даже запросам текущего времени.

Законодательная база образования за последние три года серьезно сжалась и уже не является теми правовыми рельсами, которые прокладывали бы путь образованию в будущее. И не случайно, в последние годы нередко новые процессы в образовании осуществлялись на уровне подзаконных актов. Ярким позитивным примером здесь может служить приоритетный национальный проект «Образование». Но ведь он появился в результате инициативы нашего Президента. Я имел честь присутствовать 5 сентября 2005 года на этом совещании, когда Президент собрал руководителей комитетов, руководителей обеих палат, министров, и огласил национальный проект «Образование». Сразу скажу: был шок в зале, потому что проект разрабатывался в абсолютной секретности. О нем не знали ни председатели профильных комитетов, ни министры. Как нам потом объясняли, если бы проект разрабатывался совместно с министрами, то половину из того, что там предлагалось, они бы просто вычеркнули, сказав, что это невозможно сделать, на это нет денег и так далее.

И сразу после того, как Президент РФ выступил с проектом, руководители различных партий встали со своих мест и стали говорить: «мы всегда это говорили». Вот Зюганов сказал: а мы всегда говорили, что надо деньги выделять образованию и здравоохранению. Сергей Михайлович Миронов был тогда руководителем Партии жизни, сказал: так это же мы первые стали говорить, что надо повышать качество и продолжительность жизни, где под качеством жизни мы понимаем и качественное образование, здравоохранение и так далее. Тогда Президент РФ сказал: этот проект надпартийный, это национальный проект. И действительно, как мы с вами увидели, что он таковым и является.

Более того, мы не будем сегодня затрагивать все проблемы этого проекта. По этому вопросу можно было бы провести отдельную конференцию, мы это часто делаем в Совете Федерации. Отмечу один тезис.

В прошлом году на итоговой коллегии Рособразования выступила представитель Ярославской области, она работает заведующей одного из сельских РОНО. Она сказала: «Вы знаете, национальный проект в бюджете нашего района составляет 2 процента. Но дело не в деньгах, а дело в том, что изменилось государство, изменилось отношение государства к проблеме образования. Вот что нас радует».

Мне очень понравился высказанный ею тезис, и я считаю, что она абсолютно права.

Безусловно, я ни в коей мере не хочу отрицать в целом действующее образовательное законодательство. Оно имеет определенный потенциал. Но этот потенциал тает на глазах. В последние годы законодательная инициатива в области образования фактически перешла от законодательной к исполнительной ветви власти. Наверное, это соответствует мировой практике. В большинстве развитых стран именно правительство готовит законопроекты. У нас сейчас такую работу разворачивает Минобрнауки России. Эту работу нам всем надо поддержать. Кое-что уже удалось сделать.

Так, нам удалось на федеральном уровне обеспечить позитивную динамику роста объемов затрат федерального бюджета на образование. Если в 2000 году из федерального бюджета на образование выделялось 37 млрд. рублей, то в 2007 году эта цифра возросла более чем в семь раз и достигла 277 млрд. рублей. А по сравнению с ситуацией после дефолта фактически в десять раз вырос бюджет нашего образования.

Такая экономическая политика последних лет позволяет проводить системную работу по решению целого ряда многолетних проблем в образовании. Например, приобретение оборудования, осуществление капитальных ремонтов, строительство и так далее. Многие из присутствующих руководителей вузов прекрасно знают, я тоже в тот период был одним из руководителей вуза, знаю, как сложно было. Деньги поступали только на стипендию и только на заработную плату. Причем поступали не регулярно. А ведь необходим и ремонт крыш, и труб. Каждый день требовалось решать конкретные проблемы. И, безусловно, вузы просто выживали в тот период.

Однако, говорить, что экономические проблемы образования решены полностью, неправильно. Средств в системе образования катастрофически не хватает, особенно на региональном и муниципальном уровнях. В частности, нам не удалось разрешить главной проблемы — обеспечить достойную заработную плату педагогическому работнику. Средняя сегодня заработная плата в образовании составляет около 8 тыс. рублей.

Безусловно, нельзя отрицать, что динамика положительная, в том числе и за счет приоритетного проекта «Образование», а также ряда других мероприятий. Например, удалось на законодательном уровне повысить доплату за ученую степень кандидата наук до 3 тыс. рублей, а доктора наук до 7 тыс. рублей. Безусловно, это очень хорошо. Кстати, предыдущий закон, который повышал эти надбавки в три раза, как раз был разработан нашим комитетом, и я как раз был одним из авторов того законопроекта.

Но, в то же время, у не остепененных работников вузов, а также, в том числе, и у остепененных работников сузов, школ, училищ зарплата остается крайне низкой. Она фактически на уровне прожиточного минимума, с чем, конечно, нельзя нам соглашаться.

Очень мизерная стипендия. Здесь я смотрю, очень много студентов. Ежегодно наш комитет выходит с законодательной инициативой. Мы требуем и считаем, что стипендия должна быть привязана к прожиточному минимуму. Очень неправильно, что сегодня в законе сумма стипендий фиксированная, то есть сама цифра стипендии фигурирует непосредственно в федеральном законе. Это означает, чтобы изменить эту цифру, нужно вносить изменения в федеральный закон со всеми процедурами. После первого чтения закон должен быть разослан во все субъекты. Мы должны получить положительное заключение всех субъектов. И только после этого идет второе, третье чтение закона. А затем поступает закон в Совет Федерации.

Мы предлагаем привязать эту цифру к прожиточному минимуму. Возрастает прожиточный минимум, пусть это будет 40 процентов, или 50 процентов, или там 75 процентов от прожиточного минимума, но стипендия должна возрастать автоматически.

Одновременно, если оценить в целом образовательное законодательство с точки зрения потребителя — гражданина и образовательного учреждения, то мы должны признать, что сегодня законодательство не обеспечивает функционально полного регулирования отношений ни в одной из сфер образования. Практически не осуществляется регулирование общественных отношений, которые характерны для дошкольного, общего, начального профессионального, среднего профессионального и дополнительного образования. Я уже не говорю о качестве нынешнего законодательства.

Дальнейшее сохранение подобной ситуации недопустимо, так как это в будущем обернется крайне негативными последствиями для страны. Что делать? Выход один — нам необходимо в сжатые сроки обеспечить формирования функционально полного образовательного законодательства, которое охватило бы все уровни образования. О предлагаемых путях этой работы я скажу несколько ниже.

Для выработки предложений важно проанализировать законотворческую деятельность в области образования в последние годы. С 2004 года происходят радикальные изменения в части законодательного регулирования в отношении образования. Я напомню, что, по мнению ЮНЕСКО, наш закон об образовании считался лучшим в мире XX века. Это действительно было так. Это чрезвычайно был прогрессивный закон. Именно он позволил вузам выжить в это сложнейшее время, где-то за счет платной формы образования, где-то за счет того, что появились и негосударственные вузы, которые создавали конкуренцию нашим государственным вузам. Но в целом законодательство было очень прогрессивным.

Но с 2004 года произошли радикальные изменения. Старт этим изменениям был дан известным всем Федеральным законом № 122, который население наше обозвало законом о монетизации льгот.

Затем было принято более 14 федеральных законов, в той или иной мере меняющих в области образования законодательное регулирование. В том числе, установившие новый порядок избрания ректора вуза, возможность введения должности президента вуза, возможности создания в сфере образования автономных учреждений, введения единого государственного экзамена и так далее.

Многие новые законы в области образования, поступившие к нам в последние годы в Совете Федерации из Государственной Думы, вызывают жаркие дискуссии. В большинстве случаев, одобряя их, Сенаторы доверяют заверениям представителей правительства и администрации Президента, что все будет хорошо.

При этом нельзя не заметить, что отдельные законы проходят при единогласной поддержке сенаторов. Например, федеральный закон о повышении стипендий, о повышении доплат за ученые степени или федеральный закон № 207 от 5 декабря 2006 года, которым введены ограничения на размер родительской платы за содержание ребенка в дошкольных образовательных учреждениях.

Хотя и здесь остаются вопросы. Зачем нужно было отменять в 2005 году льготы в системе дошкольного образования, если в 2006 году пришлось их опять вводить? Причем, делается ссылка на Конституцию, где сказано, что у нас дошкольное образование (в статье 43) также как и школьное образование является бесплатным и общедоступным. Государство полностью перевело дошкольное образование в муниципалитеты, не выделив при этом соответствующего финансирования. Конечно же, муниципалитеты своими законодательными актами, отменили все льготы. В связи с этим трудящиеся обращались в Конституционный суд, из Конституционного суда приходили письма Председателю Совета Федерации, от него в наш Комитет. Я вынужден был отвечать, что, к сожалению, при отсутствии федерального законодательства все решения, принимаемые на региональном уровне по снятию льгот, с точки зрения законодательства не содержат нарушений. Сейчас, к счастью ситуация исправлена.

Неприятно, когда принимаемые законы действуют по принципу «хотели как лучше, па получилось как всегда». Можно привести несколько примеров. Так два года назад мы передали систему начального профессионального и среднего профессионального образования с федерального на региональный уровень. Наш Комитет был единственным, кто выступал во всех инстанциях, и считал, что это системная ошибка. Со временем, я думаю, государство еще поймет, что это именно так.

Передача системы среднего и начального профессионального образования непосредственно в регионы, как мы и предполагали, привела к последующему закрытию многих этих учреждений. Потому что регионы, получив в собственность федеральные помещения, сразу же начинают думать, а как их использовать боле эффективно.

С 2006 года законодатель обязал образовательные учреждения платить налоги на имущество организации и земельный налог. Уважаемые коллеги, Совет Федерации был против введения этих налогов. Именно в Совете Федерации были отклонены законы по введению налога на имущество и налога на землю. Причем, был наложен мораторий, что этот закон не вступит в силу до 1 января 2006 года. Государство обещало компенсировать все издержки, связанные с вступлением в силу этих законов, но проблемы, к сожалению, остались.

К примеру, налог на собственность. Все, что находится на балансе вузов, подлежит налогообложению. Проблемы возникают в отношении дополнительного имущества приобретенного в качестве спонсорской помощи или покупки не за бюджетные деньги. Когда Балыхин Григорий Артемович, руководитель Агентства по образованию был у нас в Удмуртии, ректор ИжГТУ, привел пример, что сегодня он заплатил штрафные санкции, пенни, за налог на собственность уже больше, чем сам налог. Безусловно, это абсолютно неправильно.

Я опять ссылаюсь на Удмуртию, потому что являюсь в Совете Федерации представителем от Удмуртии. Удмуртский государственный университет расположен в самом индустриальном районе, район так и называется — Индустриальный. Университет является главным налогоплательщиком в районе, где есть крупнейшие заводы — Ижевский радиозавод и так далее, которые работают на оборонную промышленность.

Ректор МЭСИ Тихомиров Владимир Павлович недавно сделал заявление, что сегодня он из федерального бюджета получает денег меньше на содержание своего вуза вместе со стипендией, со всеми расходами, чем платит налогов. Понятно, что у них большая внебюджетная деятельность, но, тем не менее, то, что такие налоги платят вузы, это неправильно.

Налог на землю. Его невозможно просто сосчитать. В каждом районе он свой, даже внутри одного субъекта. Причем может меняться в течение года. Для Академии сельскохозяйственных наук налог на землю составляет 120 процентов по отношению к бюджету этой академии. Разве смогут они выплатить эти деньги? Конечно, нет, и здесь возникнут большие проблемы.

Поэтому введение этих налогов, безусловно, является большой ошибкой. И какой смысл государству перечислять деньги снова вузам, чтобы те заплатили эти налоги. Система, когда мы освобождали образовательные учреждения от налогов на землю и от налогов на собственность, безусловно, была правильная.

Удивляет также то, что сегодня по-прежнему эти льготы остались у всевозможных коммерческих структур, в том числе у адвокатских контор, у религиозных организаций. Но вузы и научные учреждения стали обложены налогами как обычные коммерческие структуры, которые производят табачные или винно-водочные изделия.

Поэтому ваш покорный слуга в соавторстве с Сергеем Михайловичем Мироновым вносит два законопроекта, которые отменяют эти налоги. Мы должны признать, что эти налоги были ошибочными и нужно вновь освободить образовательные и научные учреждения от вышеуказанных налогов.

Аналогичный пример можно привести в части учебного книгоиздательства. Здесь присутствует директор книгоиздательства «Просвещение», он будет выступать несколько позднее. Вот молодежь очень хорошо знает, что фактически бумажный учебник, я бы сказал, навигатор, все остальное содержится на диске. Но если на обычные бумажные учебники у нас были налоговые преференции, то на то, что в электронном виде (это тоже учебник) нет никаких налоговых льгот. В результате цена учебника автоматически уходит за 200 с лишним рублей. Безусловно, это становится не по карману прежде всего нашим школьникам и студентам.

Уважаемые коллеги, новый век ставит перед нами задачу в сжатые сроки коренным образом изменить положение дел в образовании. Промедление в решении этой задачи неминуемо отбросит страну на обочину современного мира. А ведь сегодня у нас много друзей в кавычках, которые планируют и рассчитывают увидеть Россию именно в роли сырьевого придатка развитых стран. Нам надо более обостренно воспринимать свою миссию перед будущими поколениями. Поэтому мы ни на минуту не должны забывать, что сегодня успех развития общества, в том числе и с экономической точки зрения, это перспектива перевода экономики на инновационный путь развития, находится именно в области образования.

Приведу пример. Исследования, проведенные Национальным центром качества образования персонала США, показали, что 10-процентное увеличение затрат на повышение образовательного уровня работников увеличивает их производительность на 8,6 процента, то есть практически на 10 процентов. В то же время 10-процентное увеличение инвестиций в оборудование приводит к росту производительности только на 3,4 процента. То есть выгоднее вкладывать деньги в интеллектуальный потенциал. За счет системы образования и базирующихся на ней наукоемких отраслей развитые страны мира получают до 40 процентов валового национального продукта.

У нас диаметрально противоположная ситуация.

Сегодня работодатели, использующие новейшие технологии, уже ставят вопрос о всеобщем высшем профессиональном образовании.

К большому сожалению, результаты нашей работы образовательной системы по многим параметрам сегодня не удовлетворяют обучающихся, их родителей, реальную экономику и общество в целом. Социологические исследования показывают, что до 95% выпускников школ и вузов неудовлетворенны своими знаниями. Вот над чем нам, преподавателям и законодателям, надо поработать.

Вышесказанное заставляет весьма критически посмотреть на нынешнее состояние отечественного образования и на законодательную базу образования. Представляется, что нам надо прекратить бессистемную законодательную суету вокруг закона об образовании. Сегодня он и так уже представляет собой лоскутное одеяло. Мы считаем необходимым переход к серьезной системной разработке Кодекса Российской Федерации об образовании или единого законодательного акта, интегрирующего в себе регулирование общественных отношений всех уровней образования. И не нужно будет отдельно создавать закон о начальном профессиональном образовании, о среднем профессиональном образовании, о дошкольном образовании, послевузовском, все должно быть в одном кодексе.

Сегодня все законодательство идет по пути кодификации. Посмотрите Земельный, Водный, Гражданский, Налоговый кодексы. В образовании сегодня свыше 500 правовых актов, здесь и федеральные законы, и подзаконные акты, и всевозможные указы действуют. И как неудобно пользоваться молодым, начинающим работать в этой сфере, когда они видят противоречия закона об образовании с Конституцией или федеральных законов друг с другом. А здесь было бы все в одном кодексе, в одной книжке, и было бы чрезвычайно удобно пользоваться. Поэтому сейчас главная задача — разработка Образовательного кодекса.

В последние годы в этом вопросе было немало споров и рассуждений. Но сегодня абсолютному большинству специалистов видно, что без серьезной законодательной базы, нацеленной на динамичное развитие отечественного образования, нам не удастся осуществить в этой сфере радикальных позитивных изменений. Ведь проект «Образование» — это исключение из правил.

При этом, безусловно, будет сложно прийти к единому мнению, какова должна быть форма будущего фундаментального законодательного акта — Образовательного кодекса. Самое важное и самое трудное — это включение в орбиту образовательного законодательства новые взгляды и принципы развития образования. Именно неординарные подходы, но с сохранением наших лучших традиций, должны стать основными механизмами, обеспечивающими интенсивное развитие отечественной системы образования в соответствии с требованиями 21 века.

Например, положение указанного законодательного акта, на наш взгляд, должно устанавливать такие новации, как параметры оценки воспитательной деятельности образовательного учреждения и ее организацию; новый принцип лицензирования и признания государством качества деятельности образовательных учреждений, как видите, я специально ухожу от понятия «аккредитация»; механизмы борьбы с коррупцией в области образования, о чем мы стыдливо умалчиваем; статус педагогического работника, именно статус, а не уровень заработной платы; гарантию добросовестной конкуренции в области образования.

Уважаемые коллеги, здесь я хотел бы также отметить, что нам надо изменить также государственную политику по отношению к негосударственным образовательным учреждениям, которые работают очень добросовестно. Здесь присутствует и Герой Социалистического Труда Карпенко Михаил Петрович, ректор Современной гуманитарной академии, это самый крупный вуз, работающий по системе дистанционных образовательных технологий. Но в то же время мы прекрасно знаем, что очень много негосударственных вузов, которые просто занимаются продажей дипломов. Вот здесь мы должны поставить заслон. А те, кто работает добросовестно в рамках нашего законодательства, пусть дальше так работают.

И, конечно, нужно расширить возможности использования в системе образования новых образовательных технологий, в том числе на основе информационно-коммуникационных технологий. Я думаю, сегодня мы услышим доклады и Михаила Петровича Карпенко, и доклад Кондакова, директора издательства Просвещение о современных, самых последних учебниках. Этот комплекс вопросов должен войти в наш будущий Кодекс образования.

Представляется, что сам дух предлагаемого законодательного акта кодекса должен уйти от современной тенденции увеличения прав бюрократии, а быть ориентирован на человека и экономику. Надо сконцентрировать внимание на расширении права граждан на образование, академических свободах педагогов, автономиях образовательных учреждений, объективных оценках результатов образования непосредственно заказчиками, выпускниками и работодателями, на смелые внедрения новых образовательных технологий, и, в конце концов, на повышение ответственности образовательных учреждений за результаты труда.

Одновременно чрезвычайно важно сделать будущую разработку образовательного законодательства прозрачной для общества. Все должны принимать участие в этом законотворческом процессе, начиная от студентов и кончая преподавателями, внося свои предложения.

К сожалению, я должен признаться, что сегодня в отличие от предыдущего десятилетия даже законодатели далеко не в курсе дела, какие и кем законодательные инициативы разрабатываются в недрах исполнительной власти.

В заключении я хочу поздравить всех мужчин с прошедшим праздником, Днем защитника Отечества, а наших прекрасных женщин с наступающим праздником, первым весенним праздником — Женским днем. Спасибо за внимание.

В. В. ГЛУХОВ

Спасибо. Нам надо посоветоваться. Вопросы мы из зала будем задавать или в письменном виде? В письменном виде. Спасибо.

В. Е. ШУДЕГОВ

Дорогие друзья, мы сразу переходим ко второму вопросу. Следующий доклад сделает Шевченко Анна Александровна, начальник отдела Департамента государственной политики и нормативно-правового регулирования в сфере образования Минобрнауки России. Анна Александровна, пожалуйста.

А. А. ШЕВЧЕНКО

Здравствуйте уважаемые участники конференции. Образование как вид общественных отношений вовлекает в себя почти все население России. Массовый характер складывающихся отношений в образовании, важная роль образования для всех аспектов развития государства требует должного внимания к управлению образованием, к его регулированию в том числе и правовыми средствами.

За последние годы система российского образования претерпела значительные изменения в русле общих процессов демократизации жизни, формирования рыночной экономики. Только в течение последних трех лет в закон Российской Федерации об образовании было принято более 15 изменений и дополнений, касающихся различных аспектов развития системы образования России, рассматривалось огромное количество законодательных инициатив.

Министерство образования и науки осуществляют свою законопроектную деятельность по пяти основным направлениям, обеспечивающим реализацию приоритетных направлений развития образовательной системы Российской Федерации. Это обеспечение доступности образования, повышение качества образования, обеспечение структурных изменений системы образования, расширение и участие работодателей в развитии профессионального образования и совершенствование разграничения полномочий.

Первое направление связано с обеспечением доступности образования. К нему можно отнести принятый в последние годы федеральный закон от 5 декабря 2006 года №207-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» в части государственной поддержке граждан, имеющих детей. В части образования данный закон регламентирует размер родительской платы за содержание ребенка дошкольника в образовательном учреждении, реализующем образовательную программу дошкольного образования, и устанавливает, что такой размер не должен превышать 20 процентов затрат на содержан6ие ребенка, а для многодетных родителей не свыше 10 процентов затрат.

Кроме того, данный закон предусматривает компенсацию части родительской платы, внесенной за содержание ребенка в размере 20 процентов на 1-ого ребенка, 50 процентов — на 2-ого ребенка и 70 процентов — на 3-его и последующих детей.

С обеспечением доступности образования также связан Федеральный закон от 6 января 2007 года № 1-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам обеспечения доступности среднего профессионального и высшего профессионального образования для военнослужащих и граждан, проходящих и проходивших военную службу по контракту». Этим законопроектом предусматривается создание подготовительных отделений для граждан, отслуживших не менее 3 лет по контракту, преимущественное право внеконкурсного поступления при условии успешной сдачи вступительных испытаний данной категории граждан в образовательные учреждения высшего профессионального образования.

Кроме того, министерством разработан и внесен в Правительство Российской Федерации законопроект об установлении обязательности среднего полного общего образования. Данный законопроект дополнительно гарантирует более широкие возможности для несовершеннолетних по продолжению своего обучения и получению профессионального образования, расширяются возможности получения общего образования гражданами, содержащимися в воспитательно-трудовых и исправительно-трудовых учреждениях, а также несовершеннолетними, подозреваемыми или обвиняемыми и содержащимися под стражей.

Возраст обучающихся, которые могут получить среднее полное общее образование в общеобразовательных учреждениях по очной форме обучения, увеличен до 20 лет.

Второе направление законопроектной деятельности министерства посвящено повышению качества образования. К таким законам можно отнести недавно принятый Федеральный закон от 9 февраля 2007 года № 17-ФЗ «О введении единого государственного экзамена». Закон предусматривает совмещение процедуры итогов аттестации школы и вступительных испытаний в образовательное учреждение высшего и среднего профессионального образования.

При этом для выпускников, имеющих проблемы со здоровьем или находящихся в закрытых учреждениях, будет сохранена возможность прохождения государственной итоговой аттестации в иной форме, установленной министерством.

Прием в образовательные учреждения высшего и среднего профессионального образования осуществляется по результатам ЕГЭ, а в отдельных образовательных учреждениях, осуществляющих обучение по направлениям подготовки, требующим наличия у студентов определенных творческих, психологических и физических способностей и наклонностей, а также реализующих образовательные программы особой сложности, могут быть наряду с результатами ЕГЭ установлены и дополнительные требования к приему.

Кроме того, в рамках данного направления Минобрнауки ведет работу над включенным в план законопроектной деятельности Правительства проектом федерального закона о внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях в части установления административной ответственности за нарушение законодательства Российской Федерации в области образования.

Третье направление законопроектной деятельности обеспечивает структурные изменения системы образования. В эту группу входят следующие законопроекты. Это внесенный в Правительство Российской Федерации, уже одобренный на Комиссии по законопроектной деятельности Правительства проект федерального закона об установлении уровня высшего профессионального образования, который в ближайшее время будет рассмотрен на заседании Правительства.

Данным законом предусматривается введение двухуровневой системы высшего образования, где первым уровнем будет являться бакалавриат. То есть обучение в течение 3–4 лет по небольшому числу базовых направлений. И второй уровень — это магистратура, срок обучения 1–2 года на базе бакалавриата, или непрерывная подготовка специалиста не менее 5 лет соответственно.

Правительством Российской Федерации согласно данному законопроекту могут устанавливаться иные сроки освоения образовательных программ. Доступ в аспирантуру будут получать лица, имеющие квалификацию магистр и специалист.

Перечень направлений подготовки по специальностям, по которым будет осуществляться непрерывная подготовка в специалитете, будет утверждаться Правительством.

Кроме того, в план законопроектной деятельности Правительства на 2007 год также включен законопроект об изменении понятия структуры государственного образовательного стандарта. Законопроектом предлагается отказаться от деления государственного образовательного стандарта на 3 компонента, как это установлено действующей редакцией закона об образовании. То есть федеральный, региональный и национальный компонент образовательного учреждения.

При этом за образовательными учреждениями и органами управления образования остается возможность учета региональных особенностей и особенностей образовательного учреждения за счет вариативной части образовательной программы.

Порядок разработки и утверждения федеральных государственных образовательных стандартов будет устанавливаться Правительством Российской Федерации.

В соответствии с указанным законопроектом федеральный государственный стандарт имеет некомпонентную структуру и включает в себя требования к результатам освоения основных образовательных программ (это требования к общим, специальным, профессиональным компетенциям, а также к знаниям, умениям и развитию личностных качеств обучающихся, обеспечивающим реализацию соответствующих компетенций), а также требования к структуре основных образовательных программ. То есть это требования к соотношению объема соответствующих частей программы: гуманитарной, естественно-научной, математической, а также требования к соотношению обязательной части программы и части, которая формируется иными участниками образовательного процесса.

И третья составляющая федерального государственного стандарта в соответствии с законопроектом — это требования к условиям реализации основных образовательных программ, требования к материально-техническому, учебно-методическому и кадровому обеспечению и реализации основной образовательной программы.

В соответствии с данным законопроектом, для дошкольного образования, а также для аспирантуры и докторантуры, устанавливаются государственные требования к основным образовательным программам, а в случае дошкольного образования также требования к условиям реализации образовательной программы.

Кроме того, проектом предлагается конкретизировать понятия «примерная основная образовательная программа», «основная образовательная программа образовательного учреждения» и «дополнительная образовательная программа образовательного учреждения„.

Четвертое направление законопроектной деятельности министерства связано с расширением участия в развитии профессионального образования работодателей. К данному направлению можно отнести принятый в первом чтении Государственной Думой Федерального Собрания законопроект о расширении прав работодателей, которым предусматривается предоставление объединениям работодателей права участвовать в разработке среднесрочного прогноза и мониторинге потребностей экономики в профессиональных кадрах; предоставление работодателями информации о состоянии и подготовке профессиональных кадров и рынке труда федеральным органам исполнительной власти, к ведению которых отнесены вопросы профессионального образования.

Также указанным законопроектом к компетенции Правительства отнесено установление порядка участия общероссийских межотраслевых объединений работодателей в решении вопросов, связанных с подготовкой профессиональных кадров.

Также к данному направлению можно отнести разработанный министерством проект федерального закона о регламентации дополнительного профессионального образования. Законопроект предусматривает расширение перечня организаций, реализующих дополнительные профессиональные образовательные программы, что позволяет крупным коммерческим и иным компаниям реализовывать дополнительные профессиональные программы вне зависимости от их основного вида деятельности.

Также законопроектом предусматриваются изменения порядка аттестации дополнительных профессиональных программ и создание предпосылок для общественной профессиональной аттестации. То есть указанные выше организации смогут получать лицензию на право ведения образовательной деятельности, на добровольной основе проходить общественную профессиональную аттестацию, которая будет осуществляться объединениями в соответствующей профессиональной сфере деятельности, с целью установления соответствия содержания реализуемых ими программ и качества подготовки установленным такими профессиональными сообществами требований.

Пятое направление законодательной деятельности министерства связано с совершенствованием разграничения полномочий в области образования между различными уровнями власти. В рамках данного направления с 2004 года принято три федеральных закона, последний из которых был принят 29 декабря 2006 года, это федеральный закон № 258-ФЗ. Министерство в данном случае принимало участие на этапе подготовки поправок ко второму чтению.

В части образования федеральный закон № 258-ФЗ предусматривает предоставление субъектам Российской Федерации права государственной аккредитации образовательных учреждений и обеспечение независимости уполномоченных органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, осуществляющих контроль и надзор в сфере образования, от органов управления образованием и учредителей образовательных учреждений.

Законом предусмотрена новая форма делегирования полномочий, когда полномочие передается с федерального уровня на уровень субъекта Российской Федерации с передачей финансового обеспечения этого полномочия. При этом за Российской Федерацией остается право контроля исполнения переданного полномочия и изъятия его в случае некачественного исполнения.

Кроме того, в 2006 году Государственной Думой приняты законы, направленные на совершенствование системы управления образовательными учреждениями.

Это федеральный закон, устанавливающий процедуру аттестации кандидатов на должность ректора высшего учебного заведения, устанавливающий процедуру проведения выборов ректоров, а также предусматривающий введение в высших учебных заведениях должности президента.

Несмотря на многочисленные изменения, вносящиеся в законодательство об образовании, остаются нерешенными вопросы, решение которых возможно путем принятия нового законодательного акта, интегрирующего законодательство по всем уровням системы образования. Разработка такого законопроекта разработана комплексом мероприятий по реализации приоритетных направлений развития системы образования и запланирована на 2010 год.

Основной целью разработки данного законопроекта является обеспечение правового урегулирования системы образования в условиях развития и модернизации системы образования. Представляется целесообразным разработка единого законодательного акта об образовании, предусматривающего ревизию действующих нормативных правовых актов, отнесение на законодательный уровень регулирования всех отношений, связанных с правами и обязанностями участников образовательного процесса, которые в настоящее время в ряде случаев необоснованно устанавливаются подзаконными нормативными актами.

Новый закон должен создать правовую основу развития законодательства в образовании субъектов Российской Федерации. Работа над концепцией данного законопроекта начата в этом году Министерством образования и науки. Спасибо за внимание. (Аплодисменты.)

В. Е. ШУДЕГОВ

Спасибо, Анна Александровна. Следующий доклад сделает Любовь Николаевна Духанина, член Общественной палаты. Готовится Михаил Петрович Карпенко.

Л. Н. ДУХАНИНА

Уважаемые участники конференции! Одной из основных задач Общественной палаты является экспертиза законопроектов. И, начав свою деятельность, мы активно приступили к этому направлению работы, и за прошлый год все законопроекты, которые вносились в Думу, подвергались нашей экспертизе. Могу назвать такие, как закон об ЕГЭ, об автономных учреждениях, о целевом капитале и ряд других.

Общественная палата сегодня отработала механизм экспертизы и с удовлетворением могу вам сказать, что порядка 80 процентов замечаний, которые были сделаны Общественной палатой приняты и законодательно закреплены в тех или иных законах. Это хороший результат, он вселяет определенный оптимизм, и вместе с этим говорит о том, что чем больше мы будем обсуждать наши законы на уровне их принятия, чем шире будет аудитория обсуждения, тем меньше вероятность ошибок. Потому что именно практики могут прочитать в какой-то особой формулировке закона и спрогнозировать последствия, к чему это приведет. Поэтому я всех присутствующих призывают занимать активную жизненную позицию именно на этапе обсуждения законопроектов, когда они вносятся в первое чтение, во второе. После третьего чтения фактически изменить что-либо уже невозможно, остается только уповать на Совет Федерации, который нас сегодня любезно пригласил и рассматривает серьезнейшую тему — «Законодательные аспекты в образовании».

Образование, по-прежнему, самая устойчивая, управляемая государством, отрасль. Это происходит потому, что ни одно изменение в образовании невозможно без законодательного его закрепления. Более того, любое изменение в образовании требует одновременно разнофакторных решений. Практика же законоприменения в образовании в силу специфических особенностей субъектов, видового многообразия образовательных учреждений порождает колоссальное количество вариантов прочтения законов или актов федеральных служб в области образования.

Приведу два общеизвестных примера — нацпроект «Образование», конкурс «Лучшие инновационные школы» — лицеи, гимназии, коррекционные школы, учреждения, профобразование не могут участвовать. Вопрос — почему? Существующая инструкция по образовательным учреждениям не позволяет им участвовать.

Эти учреждения, реально работающие в образовательном пространстве России, вносящие серьезный вклад по существующей нормативной базе не являются образовательными учреждения так, как это понимает инструкция.

Вторая ситуация — ситуация с ЕГЭ. В прошлом году в Москве экзамен по истории объявлен обязательным для вузов в формате ЕГЭ. Самая уважаемая юридическая академия отменяет вступительный экзамен по ЕГЭ. Я не буду сегодня затрагивать нравственных аспектов такого решения. Не думаю, что они должны быть таковыми в наших лучших высших учебных заведениях. Думаю, присутствующие здесь могут привести еще большое количество аналогичных примеров. В данном случае я не критикую, а подтверждаю известную мысль: практика шире науки, многообразнее предписанного законом.

Но как оценивает такие ситуации наш народ? Как ни странно, оценивают одинаково, называя такие ситуации дискриминацией прав граждан и организаций. Мы все сегодня далеки от мысли, что это преднамеренные действия законодателей. Просто наше государство действует сегодня в логике делегирования полномочий субъектам и законодательно закрепляет это. Практика же показывает, что субъекты, получив полномочия, не очень понимают, какой объем ответственности они одновременно получают по обеспечению конституционных прав граждан. Или они еще не привыкли, или не научились, может быть, просто боятся принимать на себя эту ответственность, разрабатывать свой территориальный механизм решения непростых задач в образовании и действовать в соответствии с ним.

Сегодня Россия действительно с точки зрения применения законов в образовании носит очень разноцветный лоскутный характер. Каждый регион принимает решение по-своему. Некоторые регионы достаточно быстро соотносят свои законодательные акты с конституционными правами. У некоторых это быстро не получается. И Виктор Евграфович говорил уже о последствиях закона № 122, о налоге на имущество на землю. К сожалению, по каждой позиции можно говорить очень много. Но это показательная ситуация, потому что была идея законодателя привести в соответствие закон об образовании и Налоговый кодекс. Правильная идея. Потому что суды не знали, по какой позиции судить — по закону об образовании, либо по Налоговому кодексу. Задачу нужно было решать.

Что в итоге получилось? На сегодня некоторые государственные образовательные учреждения частично платят налог, некоторые не платят вообще, потому что не имеет на это средств. А каковы перспективы по закону? Перспективы по закону таковы: пени растут, арест имущества, приостановка деятельности образовательных учреждений. Вот то, что нам предписывает реально сегодня закон. Будет так? Конечно, не будет. Но тогда встает вопрос: для чего законодательная норма?

Этот же закон поставил в сложнейшую ситуацию негосударственные образовательные учреждения. Это отдельная тема большой встречи. Но ясно только одно: если закон начала 90-х годов давал шанс развивать многообразные формы образовательных учреждений различных форм собственности, создавая тем самым в образовании впервые конкурентную среду, то сегодня именно те, которые в состоянии создавать эту конкурентную среду, негосударственные вузы, негосударственные школы, попали в принципиально другую экономическую ситуацию, когда заниматься развитием уже практически невозможно.

Получается, тот, кто вкладывал деньги в развитие материальной своей части, развивал технологии, развивал оборудование, именно сегодня они должны отдавать два процента с общей оценки стоимости своего предприятия нашему государству.

Две цифры всего назову, по негосударственным школам. Количество обучающихся менее половины процента. Количество средств, которые привлечены в эти школы, четыре процента от бюджета России. То есть на каждый вложенный рубль государством родители принесли в пять раз больше. Это хорошая легальная схема увеличения инвестиций в образование детей. Этот механизм отработан фактически негосударственными образовательными учреждениями.

Я думаю, что он в определенной части мог бы сегодня быть транслирован на государственные образовательные учреждения, и мы бы ушли от темы поборов вообще в нашей стране.

Еще один маленькие пример — переход на подушевое финансирование. В каждом регионе — своя цифра. Но самое главное — это собственное понимание наполнения этой цифры. Бесспорным является для всех то, что в эту цифру входит фонд заработной платы за базовый учебный план, а вот платежи за связь, телефон, Интернет, транспорт, билеты в театр, многие другие вопросы могут ли их оплачивать школы из этих средств. У каждого региона свой ответ. Плохо ли это? Вероятно нет.

Но есть очевидное. Необходимо очень точно на законодательном уровне прописать компетенции органов государственной власти в сфере образования, тем самым защитив и субъекты от непомерной ответственности, которая может быть на них возложена. Тогда ни областные думы, ни исполнительная власть на местах не будут просить Совет Федерации, Госдуму, Правительство России принимать решения за них.

Знаю, что такой законопроект предусмотрен планом законопроектной деятельности Правительства Российской Федерации на этот год и буду поддерживать его, потому что если власть на местах будет четче понимать свои права, то она тогда сможет действовать хотя бы в рамках компетенции. И мелкие вопросы будут сниматься. А ведь мелкие вопросы с точки зрения законодателей — это очень серьезные вопросы для граждан.

Еще один вопрос, на который хотелось бы обратить внимание. Он почти не значим в масштабах страны, но очень важен для наших семи — одиннадцатиклассников и школ. Это срок, когда вузы обязаны объявить перечень учебных дисциплин, по которым ведется прием в высшие учебные заведения и форму проведения экзамена.

На сегодняшний день вузы по-прежнему объявляют правила приема за 2 месяца до начала вступительных испытаний, где-то в апреле. Эта ситуация стала особо чувствительна в условиях введения ЕГЭ. В этом году в Москве обязательным является ЕГЭ по русскому языку, и вузы русский язык будут принимать по результатам ЕГЭ. Но уже сегодня на подготовительных курсах МГИМО говорят абитуриентам: возможно русского не будет. Тогда что будет? Уже скоро весна, а у нас все по-прежнему «возможно». Некая форма шулерства возникает по отношению к гражданам, к их семьям.

Считаю целесообразным законодательно закрепить в качестве срока объявлений всех правил приема в вузы не позднее сентября текущего года. Тогда ребенок и школа смогут своевременно, спокойно организовать подготовку к поступлению в конкретный вуз на выбранный факультет. И почти более миллиона, реально более миллиона трудоспособного населения не будут у нас в течение года находиться в ситуации беспокойства и неопределенности. Думаю, это на трудовых показателях тоже сказывается очень сильно.

По этому вопросу я написала обращение во все инстанции, от которых зависит это решение. Вообще, члены палаты стараются вести себя очень активно. И когда Госдума отвергала закон по преференциям детям погибших, то Общественная палата нашла механизмы воздействия, в том числе и на Правовое управление Президента, для того, чтобы это решение было принято. Эта позиция вошла в другой закон. Это решение для семей принято.

Я начала обсуждение этого вопроса с ректорским корпусом, но дело идет сложно. Мне кажется, что сентябрь имеет смысл для вузов, так как они с 1 октября начинают платную довузовскую подготовку. Вузам самим правильно бы готовить по тем дисциплинам, по которым они принимают экзамены.

И в заключении мне хотелось бы отнестись к идее Кодекса об образовании. Это действительно хорошая идея, которая, наверное, в нашей стране больше 7 лет обсуждается. Очень хорошо в основном докладе было сказано, какие разделы должны войти, что должно быть прописано в этом кодексе. Мне хочется сказать только об одном: нужно главное — чтобы был определен приоритет этого кодекса по отношению к остальным. Потому что, если этого не будет сделано, нам каждый будет говорить: а вот есть налоговый кодекс, есть еще что-то, мы не знаем, как судить. И все образовательное пространство будет заниматься изучением правовых аспектов. Это дело хорошее, но очень бы хотелось, чтобы образование концентрировало свои усилия на содержание образования, на технологиях и на достижение приоритета образования России в мировом пространстве. Спасибо огромное. (Аплодисменты.)

В. Е. ШУДЕГОВ

Спасибо, Любовь Николаевна за очень интересное сообщение. Следующее выступление сделает Карпенко Михаил Петрович, готовится Кондаков Александр Михайлович.

М. П. КАРПЕНКО

Виктор Евграфович Шудегов очень облегчил мою задачу, подвергнув суровой, но справедливой критике систему законодательства об образовании. И при этом он затронул те аспекты, о которых я хотел говорить, а именно внедрение инноваций.

Те мысли, которые уже высказал Виктор Евграфович, я к ним присоединяюсь. Но я хочу их развить более конкретно на примере нашего вуза.

Какие сейчас два главных фактора влияют на образовательные системы во всем мире, и в том числе на систему российского образования? Во-первых, это резкий прогресс в высоких технологиях, во-вторых, это глобализация, которая заставляет нас готовиться к конкуренции не только российских вузов между собой, но и российских вузов с мощными иностранными университетами.

Что касается высоких технологий. Я могу сказать, что производительность, емкость средств хранения информации и средства ее передачи за последние лет 10 возросли, по сравнению с привычными, традиционными технологиями, примерно в миллион раз. И процесс этот не остановился, а продолжается дальнейшее совершенствование. И все мы знаем, что неизбежно количество переходит в качество. На новых технологиях необходимо строить новые организационные схемы, новое материальное воплощение, новые системы управления и структуры, все должно быть новым. Представьте, что мы в гражданскую войну научились воевать на тачанках. Означает ли это, что мы этот опыт можем перенести для танковых боев уже во Вторую мировую войну? Нет, конечно, не значит. Ничего не взяли танковые армии от опыта тачанок. Так и нам при переходе на новые технологии, как показывает наш опыт, ничего не придется взять от традиционных технологий. Мысль эта не очевидная, но я прошу принять от меня эту мысль на веру.

На чем основывается наш опыт? На основании опыта нашего вуза. Современная гуманитарная академия охватывает всю Россию и страны ближнего зарубежья, за исключением Балтии, там чисто политические сложности у нас возникают. У нас 830 учебных центров по всем этим странам. Мы арендуем два спутника. И количество студентов сейчас 178 тысяч, из них 31 тысяча иностранных студентов. Мы считаем, что мы представляем собой новый тип вуза. Мы не знали, как его назвать, придумали его название — «распределенный вуз», — чтобы не пользоваться словом «сетевой», поскольку нам кажется, что слово «сетевой„ уже занято Интернетом.

У нас, конечно, есть большие претензии к образовательному законодательству. Прежде всего, нас чрезвычайно смущает государственный образовательный стандарт. В подавляющем большинстве цивилизованных стран, промышленно развитых стран не существует государственных образовательных стандартов.

Эти стандарты, несомненно, уменьшают инициативу, уменьшают творческую активность мощного образовательного сообщества, и поэтому просто не нужно ими пользоваться.

Такую революционную мысль, как отмену ГОСов — государственных образовательных стандартов, мы не смеем высказывать. Боюсь, что нас не поймут в этом отношении. Но думаем, что внести сюда определенные изменения надо. Особенно вредны стандарты содержания. У нас быстро развиваются наука, общество, знания. Как можно стандартизировать содержание образования, которое все время меняется на наших глазах? Прежде всего, непонятна сама цель введения образовательных стандартов, стандартизации содержания.

В законе об образовании написано, что ГОСы должны использоваться как мера качества. Если мы сравниваем содержание в каком-то вузе или школе со стандартами и оно соответствует им, значит — качественное, а если не соответствует, то некачественное. Здесь страшная ошибка: а если сам стандарт плох? Мы всех загоняем под плохой стандарт, лишая творческих людей свободы творчества.

Если посмотреть, как к этому вопросу относятся в других странах, то можно сформулировать следующим образом. Вот здесь на слайде написано, что цель введения ГОСов должна быть изменена. Благодаря ГОСам должен достигаться удовлетворяющий общество уровень качества. То есть главный критерий — это удовлетворенность общества. Не стандарт, где-то кем-то когда-то написанный, а удовлетворенность общества. Общество само разберется, что хорошо.

Теперь, требования к ГОСам. Конечно, для вузов надо оставить минимум компетенции, требовать от вузов, чтобы они давали компетенции своим учащимся. Для школ, может быть, и можно оставить минимум содержания, но обязательно минимум компетенции надо ввести. Примерно тех компетенций, которые требуют испытания по системе Пиза(?).

Следующий слайд. Что, мы считаем, необходимо изменить в законодательстве, чтобы учесть наступление новых технологий и глобализации? Во-первых, ввести новую форму обучения — электронное самообразование. У нас есть форма обучения самообразования в законе об образовании. А в законе о высшем и послевузовском профессиональном образовании нет этой формы самообразования. Но мы думаем, что необходимо ввести слово «электронные», дав тем самым понять, что речь идет об образовании с помощью применения новых технологий.

Кроме того, необходимо ввести понятие «распределенный вуз». Это новая форма обучения, новый формат обучения, и он должен получить свою законодательную легализацию.

Необходимо ввести понятие «инновационный альянс». В нашем образовательном законодательстве вообще не предусматривается партнерство вузов между собой. Вузы не могут объединить свои потенциалы научные и потенциалы образовательные. Таких форм, вообще говоря, не предусмотрено. Может быть, что-то можно сделать через экстернат, но это не активно, не убедительно. А в таких инновационных альянсах очень нуждаются вузы.

Когда мы перейдем к конкуренции с мощными университетами (причем мощными я не считаю университеты США или Англии, с ними мы особенно не конкурируем, потому что они сидят у себя дома и вполне удовлетворены своими успехами) — наши главные конкуренты находятся в Китае и в Индии. Как только их образовательные системы наберут достаточную силу начнется жесткая и бескомпромиссная борьба. Как умеют наступать китайцы, почувствовали наши товаропроизводители. Слава Богу, не почувствовала образовательная система, но она вполне может почувствовать.

Наш вуз вступил в такую ассоциацию мегавузов. Туда принимаются вузы, у которых больше 100 тысяч студентов. Во главе этой ассоциации находится Шанхайский университет телекоммуникаций. У него 1 млн. 830 тыс. студентов, попробуйте побороться с таким гигантом. На втором месте индийский вуз имени Индиры Ганди в Нью-Дели, у него 1 млн. 300 тыс. студентов. Вот какими масштабами сейчас начинает жить мир.

Только благодаря инновационным альянсам, я употребляю термин, который употреблен на саммите, бывшем в Санкт-Петербурге по вопросам образования. Только благодаря инновационным альянсам наши вузы могут выдержать конкуренцию таких гигантов. И, наконец, необходимо вести понятие «трансграничное образование». Будущее российского образования находится, несомненно, в его экспорте за пределы России.

Мы хорошо экспортируем наше российское образование. Трансграничное образование, то есть образование через границу, означает, что мы обучаем студентов на месте их проживания, они к нам не едут. Это другая система. Это система, связанная с академической мобильностью. Трансграничное образование это наиболее выгодная и наиболее приемлемая для российской образовательной системы форма экспорта образования.

Следующий слайд, пожалуйста. Здесь мы перечислили, какие законодательные положения должны быть приняты по распределенному вузу на основании опыта тех вузов, которые занимаются дистанционным, электронным, информационно-коммуникационным образованием. Какие особенности в законодательстве должны быть учтены для распределенного вуза? Все эти особенности вытекают из физики процесса.

Следующий слайд, пожалуйста. И, наконец, мы хотим сказать о законодательных положениях по трансграничному образованию. Переходя в другие страны, мы сталкиваемся с конкуренцией других вузов. И мы хотели бы иметь хотя бы те права, которые имеют иностранные вузы, с которыми мы сталкиваемся.

Во-первых, сейчас российское образование зачастую представляют очень слабые вузы. Мы думаем, что должны быть введены лицензии на трансграничное образование. И лицензии эти должны выдаваться распределенным вузам, которые имеют соответствующее технологическое оснащение.

С другой стороны должны быть даны полномочия распределенному вузу, работающему за границей. В частности, он сам должен определять в соответствии с традициями той страны, где он работает, следующие вещи: сроки обучения, программы обучения и так далее.

Я благодарю вас за внимание. Спасибо. (Аплодисменты.)

В. Е. ШУДЕГОВ

Спасибо, Михаил Петрович. Следующее выступление — Кондаков Александр Михайлович. «Разработка нового образовательного стандарта», генеральный директор издательства «Просвещение». Пожалуйста.

А. М. КОНДАКОВ

Добрый день, уважаемые коллеги! Стало за последние полтора часа доброй традицией говорить о прорехах в нашем образовательном законодательстве, и в этом отношении мне бы хотелось внести и свою лепту.

Прежде всего, Михаил Петрович сейчас уже затронул вопрос образовательного стандарта. Закон 1992 года, в котором впервые прозвучал термин «государственный образовательный стандарт», выполнил свою историческую миссию, хотя и не решил целого ряда вопросов, прежде всего, связанных с целой серией очень серьезных определений, которые не получили дальнейшего своего раскрытия.

Система образования, как любая система государства, должна развиваться в соответствии с целями и задачами, которые перед ней формулирует государство, а если говорить о демократическом государстве, то это семья, общество и государство. До настоящего времени мы живем в тех условиях, когда развитие любой системы у нас диктуется бухгалтером. Мы сегодня уже слышали про нормативно-подушевое финансирование. Что такое оно по-русски? По-русски это так, у меня есть 100 рублей, 100 учеников. Делим количество рублей на учеников, получаем норматив финансирования.

То же самое у нас зачастую получается и с законодательством, когда законодательство идет в отрыве от стратегических целей развития системы образования. И здесь вина не только законодателей, и не столько законодателя. Это связано с отсутствием стратегических целевых установок в развитии системы образования. И второе — это отсутствие стратегических планов развития системы образования. Именно поэтому сегодня мы с вами уже услышали перечисление огромного количества поправок к закону об образовании, которое превратилось, цитируя Виктора Евграфовича, в лоскутное одеяло.

Если говорить об образовательных стандартах общего образования второго поколения, в данном случае я возглавляю группу разработчиков стандарта, то под образовательным стандартом мы понимаем свод положений общегосударственного характера, обеспечивающих конституционное право граждан на получение бесплатного общего образования, если говорить об общем образовании.

Ну, а что такое государственные образовательные стандарты второго поколения? Во-первых, это инструмент реализации стратегических целей образования в интересах государства, общества и семьи.

Во-вторых, это инструмент обеспечения социального доверия.

В основу разработки стандарта мы положили фразу из Послания Президента Федеральному Собранию 2005 года, о том, что мы строим открытое гражданское общество. Нужна была методологическая и идеологическая база для разработки стандарта. И если говорить об открытом гражданском обществе, то основные ценностные идеалы гражданского общества — это социальная справедливость, это благосостояние. Ну, и идеал последних двух десятилетий — это идеал, конечно, безопасности.

Поэтому, говоря о стратегических целях развития системы образования, на достижение которых направлены стандарты, мы говорим о безопасности и здоровье личности, о национальной стабильности и консолидации нации, о личностной государственной и социальной успешности и, конечно, о конкурентоспособности личности, общества и государства.

Михаил Петрович уже употребил слово «компетенция» и в этом отношении нужно определиться с пониманием, что такое компетенция или компетентность. В нашей разработке под компетенциями, в упрощенном варианте, принимается способность человека к эффективному решению задач в широком круге социальных, профессиональных и жизненных ситуаций. Ну, и к компетенциям относятся социальные, гражданские, профессиональные, интеллектуальные, личностные и иные компетенции, которые, естественно, получают соответствующую оцифровку при декомпозициях.

Ценностные ориентиры системы образования. Безусловно, принципиальным отличием этой разработки от предыдущих является то, что это не предметные ориентиры. В данном случае стандарт должен обеспечивать выполнение двух главных задач образования — и воспитание, и обучение.

И если говорить о ценностных ориентирах развития системы образования, то это освоение дела равенства социальной справедливости, формирование идеологии активно патриотизма, основанного на принципах социальной ответственности и толерантности, формирование ценностей безопасности, гражданской идентичности личности. Ну, и один из важнейших вопросов — это формирование национального консенсуса по основным этапам развития и становления государства, о чем сейчас много говорится.

Много говорится о содержательном наполнении стандарта. О чем говорил Михаил Петрович. Я с ним полностью согласен. Законодатель не должен утверждать содержательную составляющую стандарта.

Мы должны понимать, что определяет содержательную составляющую стандарта. Если говорить о содержании, то до настоящего времени споры велись между предметными лобби. На вопрос одному уважаемому академику, который я задал 3 недели назад, это физик: а что является главным и важным в физике для выпускника средней школы, он посмотрел на меня и сказал: все. В этом отношении, если бы я сказал химику, математику, услышал бы тот же самый ответ.

Мы с вами находимся в стенах Политеха, и это символ того, как государство в свое время относилось к тем стратегическим целям и задачам в развитии государства в то время. Поэтому в основу содержательной разработки стандарта мы сейчас положили приоритетные направления развития науки, технологии и техники Российской Федерации, утвержденной Президентом Российской Федерации.

В этом отношении вы видите, что говоря о ценностных ориентирах, это гуманитарная составляющая, в данном случае мы видим крен в сторону естественно-научного цикла в содержательных ориентирах.

В том варианте, который предлагается, стандарт представляет собой общественный договор. И, по сути дела, законодателю будет предложено утверждать на законодательном уровне именно общественный договор. Это требование к результатам образования, которые высказывают семья, общество и государство.

В данном случае это будет тот самый треугольник и те самые компетенции, о которых мы говорили. И данная конфигурация стандарта, во-первых, возвращает в него воспитание, во-вторых, делает его гибким, когда изменение потребности требования со стороны одного из субъектов общественного договора ведет к изменению самого содержания общественного договора. Предметное содержание позволит гибко реагировать на изменения требований окружающей среды.

Рассматривая стандарт как общественный договор, мы видим сохранение вариативности образования как необходимое условие и разделение ответственности между семьей, обществом и государством.

На сегодняшний день ответственность ни государства, ни семьи, ни общества за результаты образования законом не определяется. Это очень важный момент. В законе прописано, что стандарт — это требования к уровню подготовки выпускника. То есть у нас с вами мерилом стандарта становятся знания выпускника. Он крайний. И это парадокс сегодняшнего закона образования и сегодняшнего состояния системы образования Российской Федерации.

Поэтому в случае принятии данной разработки стандарта потребуется очень серьезное внесение изменений в целый ряд законодательных актов, и, прежде всего, в Семейный кодекс. Потому что семья выпала из зоны ответственности за воспитание и образование ребенка.

Особенности данного подхода: стандарт как общественный договор — инструмент обеспечения социального доверия. Это перераспределяет ответственность от контроля за результатами выпускника к ответственности государства, общества и семьи, задает ориентиры развития системы образования, исходя из ориентиров развития страны. Он основан на системно-деятельностном подходе, те самые компетенции, о которых сегодня уже говорилось, и представляет собой совокупность трех требований. Пожалуй, эта наиболее сложная часть всей разработки и вызовет наибольшую полемику.

Требования к результатам освоения образовательных программ, требования к результату образования — это то, что предлагается закреплять на законодательном уровне; к структуре образовательных программ. И самый сложный момент — это условия реализации образовательных программ. Это те самые деньги.

Как в любом бизнесе, в образовании есть понимание конечной цели, и есть понимание ресурса, который позволяет к этой цели прийти. На сегодняшний день мы имеем невнятную цель и абсолютно неадекватный ресурс, которым эта цель пытается быть достигнутой.

Поэтому если требования к условиям реализации образовательных программ, имеются в виду кадры, зарплата, материально-техническая база, доступ к информационным ресурсам, неадекватны требованиям к результату образования, значит либо мы снижаем требования к результату, либо ищем дополнительные средства. Думаю, что в условиях сегодняшнего дня, реализации нацпроектов подобные средства найти можно и обеспечить гораздо более высокий уровень реализации образовательных программ, если повысить экономическую эффективность деятельности самой системы образования.

И в этом варианте стандарт выглядит следующим образом: только требования к результатам общего образования, верхушки пирамиды, утверждаются законодателем. Все остальные уровни относятся к компетенции Правительства Российской Федерации, Министерства образования и науки, региональных, муниципальных органов исполнительной власти.

Еще один очень важный момент в разработке этого стандарта. Впервые за послесоветский период мы вводим в качестве индикатора деятельности системы образования показатели здоровья детей на выходе из конкретного уровня образования. Мы это делаем совместно с Российской академией медицинских наук.

Как мне представляется, Виктор Евграфович, надо заканчивать латать это одеяло и разрабатывать серьезный образовательный кодекс, который обеспечил бы эффективное функционирование всей системы непрерывного образования Российской Федерации. На сегодняшний день мы являемся свидетелями революции в образовании, об этом надо говорить прямо. Мы сегодня действуем в условиях неэффективного использования финансовых ресурсов, в условиях разваленной за постсоветский период инфраструктуры системы образования, которая размыта достаточно серьезно и неэффективна. Мы сегодня действуем в условиях искривленной структуры системы профессионального образования, подготовки кадров начального, среднего и высшего и профобразования. Мы сегодня действуем в условиях, когда важнейший сектор образования — послевузовское и дополнительное профессиональное образование, фактически действует в тех условиях, когда он не может обеспечить потребности ни личности, ни работодателя. В данном случае говорю как работодатель. Это требует очень серьезного, системного подхода к решению этих вопросов.

И конкретно я бы хотел сказать о нескольких вещах, которые потом передам уже в качестве предложений по законодательным инициативам.

К сожалению, очень часто у нас лоббируются законы, которые могут принести прямой ущерб системе образования. Например, у нас недавно приняли поправку к четвертой части Гражданского кодекса Российской Федерации, и там ввели такую статью: охрана изображения гражданина. Но, допустим, если я захочу в учебнике новейшей истории России опубликовать Сергея Михайловича Миронова, то я должен буду получить у него письменное разрешение. А если это будет кто-то из уже ушедших людей, то я должен буду с его наследниками решить вопрос — могу ли я в учебнике разместить его изображение.

Другая поправка к Гражданскому кодексу ввела авторское право на персонажи. Поэтому теперь из учебников начальной школы Незнайку, Чебурашку и так далее мы вынуждены будем убирать, а вы понимаете, к чему это может привести, поскольку это те персонажи, на которых воспитываются поколения наших детей.

Есть очень важный момент, который был упомянут, это то, что НДС на диски, прикрепленные к учебнику — 18 процентов, а на учебники — 10. Выпуская самые современные учебные пособия, мы вынуждены повышать цены на учебники только из-за того, что есть вот эта несогласованность в НДС.

Необходимо вводить новую форму обучения — дистанционное обучение, в том числе в системе общего образования. Это должно быть решено законодательно, поскольку на сегодняшний день, когда школы подключены к Интернету, когда реализуются широкомасштабные проекты не только на уровне отдельных вузов, но на уровне государства в части общего образования, нерешенность этого вопроса (я уж не говорю о сетевом взаимодействии образовательных учреждений) сдерживает реализацию тех проектов, которые предлагаются к исполнению государством и Президентом. (Аплодисменты.)

В. Е. ШУДЕГОВ

Спасибо, Александр Михайлович, за очень интересное сообщение.

Уважаемые коллеги, я еще раз напоминаю, чтобы все доклады были сданы к нам в аппарат.

Следующее выступление сделает Пилипенко Николай Иванович — заместитель председателя Совета директоров сузов в Санкт-Петербурге и Ленинградской области и директор Петербургского техникума пищевой промышленности. Тема сообщения — «Вопрос совершенствования законодательства о системе среднего профессионального образования».

Н. И. ПИЛИПЕНКО

Добрый день, Виктор Евграфович, добрый день, участники конференции. Мне повезло выступать после двух ярких выступлений. На третьем съезде директоров ссузов, в котором Виктор Евграфович тоже участвовал, я выступал после него, и перед нашими выступлениями ушла большая часть депутатов. Я думаю, если бы депутаты прослушали все наши выступления в 2003 году, то многие проблемы были бы решены, как решилась, например, проблема комплексной оценки изменений в закон об образовании. В декабре 2006 года такая комплексная оценка изменений в закон об образовании пришла.

Мы хотим поблагодарить депутатский корпус за те поправки, которые были сделаны, и поблагодарить за то, что нас включили в приоритетный национальный проект «Образование». Вместе с тем, хотелось бы остановиться на некоторых проблемах.

Президентом России Владимиром Владимировичем Путиным была поставлена приоритетная задача развития начального и среднего профессионального образования. Как же это обеспечивается на федеральном уровне, на федеральном бюджете? За последние два года высшее профессиональное образование плюс 103,6 процента финансирование, среднее профессиональное образование плюс 36,9 процента. Вместе с тем контрольные цифры приема практически более, чем в три раза меньше высшего профессионального образования. Вместе с тем контрольные цифры приема только в 1,7 раза меньше у нас.

Хотел бы привести те цифры, которые сложились в Санкт-Петербурге по подготовке кадров. Согласно комитету экономического развития эти цифры такие. Мы выпускаем с начальным профессиональным образованием в 6,7 раза меньше от потребности, со средним профессиональным образованием в 1,7 раза меньше от потребности, а с высшим образованием профессиональным в 4,5 раза больше от потребности.

С 2000 года по настоящее время сократился выпуск специалистов для наукоемких производств. В 2000 году составлял 34,2 от выпускаемых специалистов, в настоящее время составляет всего 19,8 процента. Известно, что образование должно удовлетворять требованиям личности, государства и общества. На наш взгляд, сейчас структура и объемы профессионального образования отвечают только требованиям личности. Считаем, что целесообразна приоритетность образования той, или иной ступени образования. Это должно быть заложено при формировании федерального бюджета с учетом контрольных цифр приема и потребностей работодателей. Уже сегодня упоминалось, какие статьи не финансируются. К сожалению, продолжают не получать финансирование такие расходы как связь, транспорт.

Например, по колледжу коммерции и управления более 4 тысяч студентов, 5 зданий в трех районах города, 62 абонента — колледжу нужно заплатить 200 тысяч, чтобы обеспечить телефонную связь. Все это мы оплачиваем пока что из внебюджетных средств. Многие вопросы по пожарной безопасности и прочие услуги не финансируются из федерального бюджета.

Сегодня упоминалось по поводу оплаты налогов по земле и по имуществу. Последнее решение Рособразования подтвердило, что до сих пор существуют, у наших учебных заведениях задолженности за третий и четвертый квартал по налогу за землю. А пени мы платим из внебюджетных средств, то есть государство не дает оплачивать, а пени мы из внебюджетных средств.

Для образовательных учреждений среднего профессионального образования федерального подчинения в Санкт-Петербурге сложилась достаточно критическая ситуация по педагогическим кадрам. И причина в первую очередь — это наша заработная плата. За три последние годы заработная плата выросла на 48,2 процента, в то же время инфляция составила 31,6,  то есть реально 16,6.  5,56 процента в год. Предполагаемое с сентября 2007 года повышение на 15 процентов при инфляции 10 процентов составит все те же 5 процентов.

Разрыв в заработной плате между федеральными и городскими образовательными учреждениями просто катастрофический. Сейчас в национальный проект ввели новое направление, оно называется «государственная поддержка субъектов Российской Федерации, реализующих комплексные проекты модернизации образования, включающие изменения системы оплаты труда и повышения доходов учителей».

Я приведу цифры для преподавателя техникума первой квалификационной категории. При двух ставках, а многие вынуждены просто работать на две ставки, 6300 — рублей у федеральных работников, 18415 рублей — это у работников, финансируемых из городского бюджета. Учредитель федерального образовательного учреждения должен обеспечить финансирование заработной платы не менее уровня, достигнутого для образовательных учреждений субъекта Российской Федерации.

Сегодня Виктор Евграфович уже упоминал насчет повышения доплат, о доплатах кандидатам и докторам наук. Вот в 2003 году я тоже поднимал этот вопрос. Проследим на цифрах. До 2003 года разница составляла между кандидатами, которые работают у нас, и докторами, и в вузах или в научных учреждениях — 200 и 300 рублей соответственно. До 2007 года эта разница составляла — 800 и 1300 рублей. А сейчас эта разница составляет 2760 и 6490. Как я могу удержать кандидата или доктора, который работает у меня, и которого мы подготовили в своем учебном заведении?

Коллегия же ставит правильно вопрос о том, что учебные заведения профессионального образования должны комплектоваться за счет подготовки своих кадров. Вы знаете, что для классных руководителей в общеобразовательных учреждениях установлена доплата 1000 рублей, причем это идет из федерального бюджета. У нас же классный руководитель, который по статусу нам положен, может получить 600 рублей.

Вызывает обеспокоенность размер стипендии. Что же такое вообще стипендия. Вот послушайте определение: стипендия является денежной выплатой, назначаемой студентам, обучающимся по очной форме обучения. Вот отсюда идет и размер стипендии — 210 и 315. Что это за денежная выплата? На что она рассчитана? Что она должна компенсировать?

Мы посчитали, во сколько же раз, когда я учился, стипендия была меньше средней заработной платы — в 3,6 раза. Сейчас по Санкт-Петербургу средняя заработная плата 12 тыс. рублей, а стипендия меньше средней заработной платы в 57 раз. Из определения стипендии ясно, что эта выплата ни к чему не приводящая.

Особый вопрос — это вопрос взаимодействия с работодателями. Если мы законодательно не пропишем участие работодателя, то и впредь на многих предприятиях, а особенно на тех предприятиях, где менеджмент иностранный, будем слышать такие слова: это направление деятельности, то есть производственная практика, для нас не перспективно. Хотя половина работающих в компаниях — это наши выпускники. Взять пивоваров, взять хлебопеков, взять кондитеров.

Кроме того, вот сейчас в плане Минобрнауки порядка четырех предложений, которые будут касаться впрямую взаимодействия с работодателями. Это подготовка практикоориентированных работодателей, это разработка проекта по производственной практике положения. И опять мы будем идти со своим уставом. На многих предприятиях нет такого понятия, как разряд в соответствии с классификационным нашим справочником. А есть совершенно другая система внутренней классности.

То есть, нужно обеспечить взаимодействие с работодателями. И без законодательства мы не достигнем взаимодействия.

Мы полностью согласны с теми положениями, с теми выступающими, которые предлагают создать образовательный кодекс. Больше ничего добавлять не буду. Спасибо за внимание. (Аплодисменты.)

В. Е. ШУДЕГОВ

Уважаемые коллеги, у меня просьба, у кого готовые документы с собой, выступления, сегодня сдайте, потому что над ними надо работать. Как вы видите, очень дельные выступления, и масса предложений, вполне назревших.

А сейчас слово предоставляется Петрову Василию Васильевичу, заместителю Министра образования республики Саха Якутия. Подготовиться Поспелову.

В. В. ПЕТРОВ

Добрый день, уважаемые участники конференции! В ходе реализации приоритетного национального проекта «Образование» вся российская педагогическая общественность ведет поиск наиболее эффективных способов обеспечения качества, доступности и непрерывности образования.

В Республике Саха-Якутия законодательно уже закреплены обязательность среднего полного общего образования, выбор языка обучения, меры социальной поддержки педагогических работников, государственная поддержка сельских школ, гарантии на получение бесплатного дошкольного и дополнительного образования.

Однако, в сравнении с другими регионами, у нас существует проблема низких показателей наполняемости классов, числа обучающихся на одного работника и другие, связанные с низкой плотностью населения в целом и сельской местности в частности. Однако республика характеризуется более высокими показателями доступности и качества образования.

С 2002 года наблюдается снижение доли детей в возрасте от 7 до 15 лет, неохваченных программами основного образования, это в 2004 году с 0,1%, в 2005 году уже 0,6%. Профильное обучение организовано уже в 55,8%  школах, а в 2006 году этот показатель уже достиг 99,6%  от всех школ.

Проекты республики по развитию кочевых школ и созданию сети Интернет-портала, обсерваторий культурного разнообразия на английском, русском, якутском и эвенкийских языках получили поддержку Комиссии по образованию, науке и культуре ЮНЕСКО.

Развитие системы, позволяющей обеспечить большую восприимчивость образования к внешним запросам, в том числе и со стороны рынка труда, анализ позитивного опыта других стран и регионов определили необходимость внедрения дуальной формы образования, профессионализации средней школы. А для эффективного внедрения дуального образования необходим продуманный комплексный подход.

В государственной программе «Развитие образование Республики Саха-Якутия на период с 2007 по 2011 годы» предусмотрен раздел, который включает в себя механизмы реализации данного направления образования. Это нормативно-правовое, научно-методическое, кадровое и материально-техническое обеспечение.

Для поддержки инициативы социального партнерства работодателей, профессиональных союзов и образовательных учреждений необходимы меры по их стимулированию и субсидированию для создания межведомственных учебных баз. Законодательная база пока не соответствует и не способствует активному участию бизнес-структур в образовательных программах. Кратко остановлюсь на вопросах господдержки детей-сирот и нуждающихся в особой заботе.

Для улучшения их положения в республике приняты и существуют меры в рамках президентской программы «Семья, дети Республики Саха-Якутия» осуществляется социальная интеграция детей-инвалидов, детей с ограниченными возможностями, сирот, детей, оставшихся без попечения родителей. Размер выплат опекаемым детям увеличен в этом году до 8 тысяч рублей в месяц.

Кроме этого, надо отметить, что у нас достаточно высокий процент устройства детей именно в форме опеки, и он достигает 81% по итогам прошлого года, по России средний показатель 60%.

Кроме этого у нас существуют другие формы устройства детей — это такие, как семейные детские дома, патронатные семьи и другие. С 2004 года функционирует служба организационно-методического обеспечения государственного банка данных о детях, оставшихся без попечения родителей. За период ее деятельности усыновлено 115 детей, в том числе 56 в российские семьи и 59 в семьи иностранных граждан.

Все специальные коррекционные школы у нас оснащены компьютерами и внедряется дистанционная форма обучения для детей-инвалидов. Вместе с тем законодательного решения требует вопрос организации отдыха и оздоровления детей, проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним областей и детей-сирот, и детей с ограниченными возможностями, а точнее компенсацию проездных расходов.

Так, например, проезд из Среднекалымска до города Иркутска и обратно стоит у нас 25 тыс. рублей — это авиатранспорт. У нас сеть инфраструктуры пока не отвечает последним требованиям, и поэтому используют только авиатранспорт. А выезд в южные районы Российской Федерации обойдется порядка 75 тысяч на одного ребенка. Отсюда видно, что необходимо именно на законодательном уровне определить, за какие вопросы должны отвечать именно муниципальные бюджеты, а за какие именно республиканские и федеральные.

Хотелось бы остановиться на вопросах поддержки талантливой молодежи. В республике спешно действует система работы с одаренными и способными детьми. Президентом республики ежегодно вручается 700 стипендий, по 20 тысяч каждая, учащимся школ, достигших значительных успехов в труде, учебе, спорте и творчестве. Вместе с тем доступность проведения и участия в российских конкурсах, олимпиадах и спортивных соревнованиях ограничена высокими проездными расходами в центральные города России, где они обычно проводятся. Поэтому, предлагаем предусмотреть оплату проезда детей на федеральные туры олимпиад именно за счет средств федерального бюджета.

В нашей республике постановлением правительства установлены доплаты и единовременные пособия для привлечения на педагогическую работу молодых специалистов. Выделяются квартиры за счет республиканского бюджета для учителей, которых направляют в малокомплектные сельские школы арктических улусов. Большую поддержку получили классные руководители в прошлом году в рамках действия национального проекта «Образование».

Вместе с тем необходимо разработать и принять изменения в постановление Правительства Российской Федерации о том, что необходимо также выплачивать педработникам, работающим в условиях Севера, доплаты за стаж работы в районе Крайнего Севера и районах, приравненных к ним.

Территориальные особенности определяют размещение сети учреждений общего образования. Среднее расстояние до ближайшей школы в республике составляет 30 км. 120 школ находятся на расстоянии от 50 до 550 км до ближайшей школы. Для обеспечения доступности качественного образования в северных и арктических районах предлагаем предусмотреть в рамках национального проекта оснащение школ автотранспортом высокой проходимости и мобильными передвижными спутниковыми станциями для обеспечения коммуникациями в труднодоступных районах.

Хотелось бы отметить, что не установлен еще Госстандарт. Все же обсуждается проект. И мы поддерживаем концепцию законопроекта, разрабатываемого рабочей группой Минобрнауки России. Это неплохо, что стандарт будет включать требования к результатам освоения основных образовательных программ, требования к структуре основных образовательных программ и требования к условиям реализации основных образовательных программ.

При этом должна быть сохранена возможность участия государства на уровне субъекта Российской Федерации в формировании базисных учебных планов, в предметных учебных планах. А в требованиях к их структуре должно быть определено место региональных предметов, спецкурсов, моделей таких, как родные, нерусские языки и литература, национальная культура народа, история и география родного края и другие.

Позитивным изменением считаем желание установить в стандарте федеральные требования к условиям реализации основных программ. Но имеется ли возможность на уровне Российской Федерации именно определить это в данный момент.

Тем не менее, федеральные нормативные и правовые акты также должны быть конкретизированы в отношении малокомплектной и малочисленной школы. Так как сейчас, в настоящее время от этого зависит расчет вознаграждения за классное руководство, где применяется условная норма 14 обучающихся в классе сельской школы. Но почему не 10 и не 12? Поэтому надо определить данное понятие уже на законодательном уровне.

В заключение позвольте отметить, что республика, как часть единого российского образовательного пространства решает задачу комплексной модернизации образования, которая позволит реализовать статус образования, как приоритета государственной политики, обеспечить экономический рост, духовное, нравственное и социальное благополучие России.

Спасибо за внимание. (Аплодисменты.)

В. В. ГЛУХОВ

Я уже объявлял Поспелова Валентина Кузьмича, проректора финансовой академии при Правительстве Российской Федерации. Прошу подготовиться господина Курицкого Александра Борисовича.

В. К. ПОСПЕЛОВ

Добрый день! Спасибо за приглашение на конференцию. Я, конечно, написал доклад и прислал его, но вот ход конференции заставил меня несколько скорректировать выступление.

Вот что на себя иногда обращает внимание? Пишутся кандидатские диссертации, докторские, там обязательно, скажем, системный подход, анализ, синтез, обобщение. Но как только мы начинаем некие практические дела, мы почему-то об этом часто забываем.

Вот и наша конференция — образование. Мы сейчас сходимся на том, что есть одни и те же финансовые проблемы во всех сферах, от дошкольного, начального, до вузовского.

Я представляю высшее учебное заведение, поэтому меня интересует высшее образование. И вот я смотрю на проект нашего решения. Вот здесь написано: динамичные изменения в социально-экономических отношениях в России направлены на развитие конкурентных преимуществ в современной мировой экономике. А я думаю: а какие у нас там преимущества? Ну, космос — да. А что еще? Больше нефти и газа гнать за пределы нашей Родины, не только на Запад, но и на Восток? Даже Президент сказал: стоит ли нам держать первое место по добыче нефти?

Поэтому сложно говорить о развитии конкурентных, может быть, все-таки о создании конкурентных преимуществ в новых, инновационных все-таки сферах деятельности.

Дальше. Вот сфера высшего образования сейчас живет под впечатлением осеннего болонского процесса. А, по-моему, как я читаю, неужели мы все сводим только к двухуровневой системе высшего образования? Говорится о системе зачетных единиц, о системе обеспечения качества образования, которое вузы предлагают. Я думаю, что это все-таки сужение проблемы.

Вот здесь говорили о революции. Я не очень люблю это слово. Но действительно фундаментальный сдвиг в мировое образование происходит. Какой же это сдвиг? Это повышение роли самого обучающегося в процессе приобретения новых знаний, в процессе обучения. Думаю, роль студента не очень меняется.

Ведь при подготовке новых стандартов (я уже являюсь участником подготовки третьего поколения стандартов для высшего профессионального образования) мы чуть не сделали шаг назад. Пришлось доказывать несколько месяцев право студентов на курсы по выбору. В ныне действующем стандарте есть дисциплины по выбору студента. В новом стандарте базовая часть — вариативная часть. И никаких курсов по выбору нет. Слава Богу, было совещание рабочей группы, записали, что в том числе и курсы по выбору студентов. Но меня даже не этот вопрос волнует.

Почему мы берем выборочно некоторые аспекты Болонского процесса и забываем о других? Важнейший аспект — мобильность студентов. У нас в России ее нет.

К нам обратились с Дальнего Востока с просьбой поучить одного студента хотя бы год. Понятно, им нужен человек, который бы стал аспирантом, потом преподавателем. Так мы мучились, как мы можем его взять на обучение? Юрист сказал: можно только перевести. Вот за границу послать можно на обучение, а своего нельзя взять.

Теперь мы говорим о конкурентоспособности российского образования. Механизм реализации стандартов делать это не позволяет.

Вот есть программы двойных дипломов. Российские вузы этим очень гордятся, и все время говорят: вот, у нас двойной диплом. У нас это тоже есть с несколькими вузами. Это действительно признание нашего образования. Только здесь я согласен с разработчиком из МГУ — не надо брать третьеразрядные вузы, а надо брать вузы хорошие.

Наши годы обучения признаются на Западе. Вы проучились, скажем, три года, приезжаете в западный вуз, учитесь один год, защищаете диплом, получаете диплом этого вуза. А вот попробуйте дать диплом студенту того вуза, который к нам на год приезжает. Мы говорим — у нас стандарт, мы должны выполнить его. А как можно за один год выполнить три года? Невозможно. То есть, надо даже при установлении и при реализации законодательных норм учитывать это. Иначе мы не будем развивать экспорт образовательных услуг.

Ведь сейчас что получается? В мире 2,5 миллиона студентов учатся за границей, в России — 75 тысяч. Это данные 2004 года, то есть 3 процента. Мы говорим: приезжайте к нам на четыре года, а подспудно еще говорим: изучат русский язык, будут любить Россию. Это всегда было негласным требованием. Так я полагаю, что они будут любить Россию не потому, что они будут знать русский язык, а потому что они будут иметь хорошее образование, которое они получат в России. Вот тогда они Россию будут ценить.

Дальше. Почему у нас не говорят о программах на иностранных языках? Смотришь европейские страны — Франция, Италия вводят программы на английском языке. Хотим мы этого или не хотим, но мы должны признать, что это один из самых распространенных международных языков. Почему мы не можем этого делать? Тогда не надо будет учиться лишний год, чтобы получить русский язык в объеме, достаточном для того, чтобы слушать курсы на русском языке.

В общем, тут проблем достаточно много. Не нужно брать выборочно из Болонского процесса его отдельные стороны, надо брать его в целостности. Это новая парадигма, если хотите, новый подход к образованию, который предполагает бо?льшую дифференциацию самого высшего образования — то, к чему мы были совершенно не готовы. Не говоря, что бакалавры — это, простите за грубость, недоделанные специалисты, а лучше бы специалистов иметь. Это новое отношение к высшему образованию, к его уровням. Это новая роль студента. Откуда идет образование в течение всей жизни?

В общем, здесь много о чем можно говорить. Я заканчиваю свое выступление и призываю именно к комплексному подходу, к этому самому Болонскому процессу. (Аплодисменты.)

В. В. ГЛУХОВ

Слово предоставляется Курицкому Александру Борисовичу — проректору по дополнительному профессиональному образованию Санкт-Петербургского госуниверситета информационных технологий, механики и оптики.

А. Б. КУРИЦКИЙ

Уважаемые коллеги, сложно выступать после тех докладов, с которыми мы уже ознакомились, поскольку основные направления, основные вехи, проблемы, связанные с отработкой и совершенствованием законодательной базы образования уже намечены. Но, с другой стороны, в этом и есть свой плюс, потому что если мы вернемся к этим сообщениям, то увидим, что в самих направлениях есть полное единство.

Позвольте вам представить на обсуждение доклад на тему: «Взаимодействие государственных образовательных учреждений и рынка труда: законодательные аспекты». Представляется важным сформулировать несколько перспективных направлений взаимодействия государственных образовательных учреждений и рынка труда как потребителя специалистов, подготовленных в системе высшего профессионального образования. При этом среди наиболее актуальных, и требующих дальнейшего законодательного регулирования мы считаем следующие направления:

— распределение ответственности за определение количественной и качественной потребности в специалистах с различным уровнем профессиональной подготовки между государством и субъектами рыночной деятельности;

— диверсификация источников финансирования государственных образовательных учреждений системы высшего профессионального образования;

— усиление значения системы повышения квалификации специалистов с высшим профессиональным образованием, а также проведение взвешенной политики на рынке образовательных услуг в процессе вступления России в ВТО и вхождения страны в болонский процесс.

Что касается определения потребности в специалистах с различным уровнем образования и квалификации, то следует отметить, что все мы знакомы с тем процентным распределением специалистов, которые, работают не по специальности. Причин здесь, несколько, но одна из них заключается в том, что рынок труда на данный момент не сформировал те процедуры, которые помогут четко сформулировать заказ на подготовку данных специалистов. Нельзя сказать, что сегодня бизнес не формулирует запросы в системе высшего профессионального образования. Как мы знаем, этим занимаются различные профессиональные ассоциации работодателей. Однако никто из них не несет юридической ответственности за свои прогнозы перед системой высшего образования.

С другой стороны, и вузы не несут ответственности перед такими ассоциациями за согласование объемов и направлений подготовки. Возможно, это будет ликвидировано в рамках работы над законопроектом об участии работодателей в системе подготовки и в системе заказа специалистов. Достаточно сказать, что по данным, которые есть на сегодня, что у нас в России от 30 до 70 процентов выпускников работают не по специальности.

Особую важность этот вопрос будет представлять в настоящее время при изменении наших демографических показателей. Так, уже в этом году порядка 1 миллиона 200 человек мы будем иметь выпускников, а в то же время общая емкость предоставления образовательных услуг в системе государственных и негосударственных образовательных учреждений высшего и среднего специального образования уже доходит до 1 миллиона 900 человек. Снижение дисбаланса в системе подготовке специалистов мы видим в разработке именно законодательного механизма участия работодателей в разработке данного заказа на подготовку. Это возможно было бы в нескольких видах контрактных отношений.

В настоящее время можно выделить одно из таких направлений — это подготовка госслужащих. И в настоящее время в рамках Минздравсоцразвития идет разработка комплекса законопроектов, который позволит заключать договора на госслужбу со студентами 2–4 курсов, что позволит обеспечивать большую гармонизацию процесса подготовки и распределения студентов.

бе

Что касается вопросов диверсификации источников финансирования, то этот вопрос смежен с вопросом участия работодателей в заказах на данные наши образовательные услуги. При этом нередко можно слышать такое мнение, что так как Конституция закрепляет право на первое высшее образование, право граждан на его получение, а предприниматели платят налоги, то тем самым они участвуют в формировании самого государственного заказа. Но на практике, как мы понимаем, надо разрабатывать некие иные механизмы, более реальные, привлечения работодателей к участию в формировании образовательной политики.

Наверное, основные моменты в этом направлении. Надо подработать вопросы участия предпринимателей в разработке среднесрочного прогноза и мониторинга потребностей экономики в профессиональных кадрах, а также участия работодателей, мы уже об этом сегодня слышали в нескольких докладах, в формировании компонентов государственных образовательных стандартов профессионального образования, а также, на что можно обратить внимание, и в аттестации самих образовательных учреждений, реализующих профессиональные образовательные программы любого уровня.

С другой стороны, наверное, целесообразно установить обязанность государственных органов привлекать общероссийские объединения работодателей как к прогнозированию и мониторингу рынка труда, так и к формированию самих направлений подготовки специальностей и разработке стандартов, о чем мы сейчас говорили.

Отдельным вопросом, наверное, следует выделить вопросы и значение системы повышения квалификации. Система повышения квалификации, дополнительное профессиональное образование не находят прямого направления в бюджете, кроме повышения квалификации профессорско-преподавательского состава, а также частичного финансирования стратегических инвесторов регионов, которые затрачивают на развитие экономики региона более 100 миллион рублей.

Говоря о вопросах повышения квалификации и связанной с этим вопросом многоканальности финансирования, можно привести пример разрабатываемой сейчас системы финансирования переподготовки руководителей кадров народного хозяйства, которые приходят на смену известной нам президентской программы. Данная программа рассчитана на 2007 — 2013 годы и система финансирования предусмотрена на три доли каждая: 33% — это финансирование из федерального бюджета, из бюджетов субъектов страны и из бюджетов самих работодателей.

Хотелось также остановиться на вопросах вступления России в ВТО и вхождения страны в Болонский процесс. Хотелось бы обратить внимание на то, что нужно найти разумную грань между протекционизмом и активностью иностранных учебных заведений в нашей стране. Например, безболезненно для нашей национальной культурной традиции можно открыть рынок дополнительных программ подготовки обучения детей и взрослых.

И данные культурные традиции уже есть. Все мы знаем успешно Британский совет, Институт Гете, Французский институт. Этот сегмент рынка может быть открытым и регулироваться существующими правилами. Но, однако, это не очевидно, что все остальные сегменты образования должны быть предоставлены. Хотел бы Вас поблагодарить и за выступление.

В. В. ГЛУХОВ

Уважаемые коллеги, слово предоставляется Демьянченко Анатолию Георгиевичу — президенту межгосударственной Ассоциации последипломного образования. Подготовиться Новосельцеву Борису Федотовичу.

А. Г. ДЕМЬЯНЧЕНКО

Добрый день. Я хотел бы рассказать о законодательных проблемах дополнительного профессионального образования. Сразу скажу, что я всецело поддерживаю разработку Образовательного кодекса, но это процесс не быстрый. И поэтому какие-то вопросы нужно решать до того, как выйдет этот кодекс.

Прежде всего, проблема с дополнительным профессиональным образованием состоит в том, что закон об образовании не учитывает специфику этой части образования. Вообще, дополнительное профессиональное образование в закон попало уже на, как говорится, подножку уходящего поезда, и поэтому там не было учтено все.

Прежде всего, не решен вопрос аккредитации учреждений дополнительного профессионального образования, ибо вы знаете, что для аккредитации требуется наличие стандарта, а в учреждениях дополнительного профессионального образования такие стандарты по большинству, по подавляющему большинству программ отсутствуют. Они и не могут быть созданы, т.к.  в дополнительном профессиональном образовании все быстро меняется, что создание каких-либо стандартов становится бессмысленным.

К чему это приводит? Вот, например, видно из проекта решения, который у вас роздан. В пункте 1.3 написано: разработать предложения по освобождению от налога на землю и налога на имущество аккредитованных образовательных учреждений. То есть тем самым учреждения дополнительного профессионального образования сразу же автоматически выпадают и должны будут в отличие от вузов, где тоже имеется дополнительное образование, должны будут платить и за имущество, и за землю. Здесь есть вопросы для антимонопольного комитета, поскольку эти учреждения ставятся в неравные условия.

Поэтому до того, как будет принят этот Образовательный кодекс, нужно как-то попытаться решить вопрос аккредитации дополнительного профессионального образования.

Наше предложение было, что аккредитацию надо проводить учреждений, а не программ по принципу ВАКа, то есть не комиссии должны признавать эти учреждения по каким-то параметрам аккредитованными.

Для включения нашей национальной экономики в международную, для вступления в ВТО, государство должно стимулировать непрерывное образование работающего населения. Однако пункт закона об образовании, который нами был туда внесен, стимулирующий работодателя на затраты на подготовку своих кадров, он был вместе со всей статьей о государственных гарантиях приоритетности образования законом 122 удален.

Отсутствие этой статьи государственной гарантии приоритетности образования в законе об образовании совершенно не вяжется с тем, что провозглашается приоритетность образования на всех уровнях существования национальных проектов. Поэтому необходимо вводить в каком-то, может быть, ином виде, статью о приоритетности государственных гарантий и приоритетности закона образования.

И еще один момент, относящийся уже к подзаконным актам. Положением, утвержденным Правительством РФ, определено, что к повышению квалификации относятся программы объемом не менее 72 часов. К чему это приводит? Это приводит к тому, что работодателя, как и работника, загоняют в какие-то длительные программы. А на наш взгляд работодатель и сам работник должны решать, как ему повышать квалификацию. То есть, пойти ли на программу объемом 144 часа, 72 часа или шесть раз по 12 часов учиться в разных учебных заведениях.

Сейчас формально это не считается повышением квалификации, хотя во всех зарубежных странах, в ЕЭС такое течение — засчитывать даже неформальное и неофициальное образование. То есть человек, получающий высшее образование, может какую-то часть программы высшего образования зачесть за счет всевозможных курсов, которые он проходил раньше, и за счет даже своего производственного стажа.

Если сравнить, в высшем образовании целые предметы имеют объем 36 часов. А повышение квалификации почему-то обязательно курс 72 часа. Поэтому конечно нужно расширять понятие повышения квалификации в сторону увеличения форм его получения.

За тем, что сейчас засчитывается 72 часа только, следуют и правовые последствия. А именно: налоговые службы, хотя и незаконно, требуют с курсов, которые имеют объем меньше 72 часов платить НДС. С этим, поскольку предпочитают не ссориться с налоговыми службами, то все так и платят это НДС. Хотя я повторяю, что это налоговая служба делает незаконно.

Также налоговые службы заставляют не включать в затраты, произведенные предприятиями, работодателями на обучение объемом меньше 72 часов. Причем уже многократно арбитражные суды принимали решения в пользу предприятий и заставляли налоговые службы возвращать деньги, которые предприятие было вынуждено заплатить, означая это обучение в прибыль. Тем не менее налоговые службы продолжают требовать не включать во многих случаях затраты предприятий на обучение объемом меньше 72 часов.

И здесь опять выход. Поскольку налоговые службы, мы неоднократно туда обращались, не реагируют на это, то необходимо признать повышением квалификации не только 72 часа, но и меньше. Поэтому я предлагал рекомендовать Правительству разработать и утвердить новое положение об учебных заведениях и подразделениях дополнительного профессионального образования, расширяющее понятие ДПО, в том числе и в сторону уменьшения объема повышения квалификации одноразового.

И в заключении я хотел бы сказать, что 7–8 июня в Москве состоится Пятая конференция «Дополнительное профессиональное образование. От спроса до признания», я надеюсь, на этой конференции эти проблемы, и не только эти проблемы, будут обсуждены. И очередные рекомендации тоже будут сделаны уже более детально, поскольку сегодня здесь рассматривается образование в целом, а там будет только дополнительное профессиональное образование. Информационное письмо конференции подготовлено. С ним можно ознакомиться на сайте Межгосударственной ассоциации последипломного образования. Спасибо за внимание.

В. В. ГЛУХОВ

Уважаемые коллеги, слово предоставляется Новосельцеву Борису Федотовичу, директору Департамента управления кадрами сопровождения специальных программ Минтранса России. И прошу подготовиться Корвякова Михаила Васильевича.

Б. Ф. НОВОСЕЛЬЦЕВ

Уважаемые коллеги, в настоящее время для нас основной задачей является адаптация транспортных учебных заведений к новым экономическим условиям и международным требованиям в части качества подготовки специалистов. Эта тема чрезвычайно актуальна и очень сложна в связи с тем, что необходимо соответствовать одновременно и отраслевым, и образовательным стандартам, а также действовать в рамках болонского процесса, соответствовать жестким требованиям Международной организации гражданской авиации и Международной морской организации.

Следует отметить, что мы уже приступили к реорганизации нашего образовательного комплекса. В настоящее время уже закончено формирование 7 крупных образовательных комплексов на водном транспорте. В состав вузов, в качестве филиалов, включено 21 среднее специальное учебное заведение морского и речного транспорта. В этих комплексах осуществляется многоуровневая непрерывная подготовка специалистов по взаимоувязанным программам начального, среднего, высшего и послевузовского профессионального образования, а также реализуются программы повышения квалификации и переподготовки.

В этих крупных образовательных комплексах будет проводиться профессиональная подготовка квалифицированных рабочих кадров по профессиям: матрос, моторист, боцман, повар судовой, электрик судовой и так далее.

Завершено формирование шести крупных образовательных комплексов на железнодорожном транспорте. В состав шести вузов Центрального, Дальневосточного, Сибирского и Уральского федеральных округов в качестве филиалов включено 30 средних специальных учебных заведений железнодорожного транспорта.

Продолжается работа по формированию трех крупных образовательных комплексов гражданской авиации. В состав трех крупнейших университетов гражданской авиации в качестве филиалов будут включены 11 средних специальных учебных заведений.

Есть определенно недопонимание, зачем это делается. Зачем предпринимаются шаги по концентрации материальных и интеллектуальных ресурсов? Кто-то говорит о том, что это приведет к ликвидации среднего профессионального образования. Здесь уже говорилось о том, что мы выпускаем специалистов с высшим образованием больше, чем этого требует экономика, а специалистов со средним специальным образованием недодаем. Так вот наш накопленный опыт говорит об обратном. Проводимая Минтрансом работа по концентрации имеющихся ресурсов в вертикально интегрированные образовательные комплексы, которые формируются путем присоединения средних учебных заведений к высшим в качестве структурных подразделений, филиалов, доказала свою эффективность, прежде всего, в аспектах повышения эффективности использования материальных и кадровых ресурсов. Тему кадрового голода в учебных заведениях никто не поднимал до сих пор, кроме как в аспекте заработной платы. А это более широкая проблема, чем просто заработная плата. Это целый социальный комплекс, решением которого вынужден сегодня заниматься каждый из директоров учебного заведения.

При этом всем должно быть понятно, мы не ставим перед собой цели направить всех студентов на обучение по программам высшего профессионального образования, а уж тем более послевузовского. Речь идет лишь об унификации и оптимизации процессов обучения, позволяющих не только сократить расходы на обучение, но и при грамотной переработке существующих образовательных программ унифицировать процессы обучения, одновременно сократив сроки подготовки. Это, в общем-то, генеральная цель, которую мы сегодня преследуем.

При этом мы оставляем за собой контроль за соотношением количества подготавливаемых специалистов со средним и высшим образованием в каждом комплексе, определяя контрольные цифры приема абитуриентов с учетом того, что именно специалисты со средним профессиональным образованием пользуются наибольшим спросом со стороны предприятий транспортного комплекса.

Приступая к реформированию отраслевого образования, которое мы начали в 2004 году, Минтранс попытался ответить на главный вопрос — в какой степени оно в ближайшей перспективе будет соответствовать жестким международным требованиям и отвечать потребностям национального рынка труда. В первую очередь, на наш взгляд, необходимо при решении этой проблемы. Необходимо законодательно определить роль и место предприятия в процессе подготовки специалистов, обучаемых за счет государства. Государственное финансирование должно производиться под конкретного абитуриента для конкретного предприятия-заказчика. И при этом предприятие должно взять на себя определенные обязательства по его трудоустройству после завершения обучения. Иными словами, отраслевое образование должно в перспективе строиться на основе тройственных договоров: студент — предприятие — вуз. При таком подходе решаются многие вопросы относительно их содержания и качества профессионального образования.

Первым этапом продвижения к этой цели может служить обучение специалистов по целевому набору. Образовательные учреждения нашей отрасли приобрели достаточный опыт такого взаимодействия с предприятиями транспорта. Однако отсутствие законодательно закрепленных обязательств выпускника отработать определенное время на предприятие заказчика не дает возможности реализовывать это направление.

Приведу пример. В позапрошлом году все 20 выпускников Государственной академии имени Макарова из Санкт-Петербурга, подготовленных по заказу Мурманского морского пароходства, не прибыли в Мурманск, так как были завербованы для работы на иностранных судах по дороге к месту работу, в поезде. На транспорте практически каждое предприятие сталкивается с этой проблемой. Исходя из того, что к работникам транспорта предъявляются особые требования, особые требования предъявляются и к учебным заведениям. Поэтому необходима разработка правовых норм, по которым аттестация вузов транспорта должна осуществляться не только на соответствие требованиям государственных образовательных стандартов, но и на соответствие требованиям отраслевых федеральных авиационных правил и международных стандартов.

Первое, это касается необходимости разработки введения стандартов, регламентирующих процедур сертификации профессиональной составляющей образовательных стандартов. А второе относится к разработке мер повышения роли предприятия в этом процессе.

Как это выглядит на примере подготовки специалистов морского и речного транспорта, которые должны соответствовать требованиям международной конвенции о подготовке и дипломировании моряков и несении вахты 1978 года с поправками. Вследствие особенностей морской профессии морское образование принципиально отличается от подготовки береговых специалистов. Это проявляется в том, что морское образование, оно конвенционное. Государственный образовательный стандарт для подготовки морских специалистов разрабатывается не только с учетом национальных, но и международных требований, прежде всего требований международной морской организации.

Второе. Неотъемлемым условием подготовки морских специалистов является их обязательная плавательная практика. Это не менее 8–12 месяцев на судах в соответствии с конвенцией.

Третье. В соответствии с требованиями конвенции для подготовки специалистов для флота в обязательном порядке требуется использование современных тренажерных комплексов. Перечень этой подготовки непрерывно расширяется. И требование конвенции: перечень этих специальностей должен обновляться каждые пять лет.

Подготовка морских специалистов очень дорогая. Здесь уже говорилось о деньгах. Я должен сказать, что уравниловки в нормативном финансировании не должно быть. Если разница в 30–40 процентов, в два раза. В принципе подготовка морского специалиста стоит в 10 раз дороже подготовки юриста или экономиста. И в 20 раз дороже стоит подготовка пилота.

Вывод. Поэтому подготовка специалистов для работы на судах морского транспорта должна осуществляться в специализированных учебных заведениях, где условия пребывания курсантов максимально приближены к судовым. Курсанты данных учебных заведений должны находиться на полном государственном обеспечении, проживать на казарменном положении и носить установленную для них форму одежды. Курсанты должны выполнять утвержденный распорядок дня, нести дежурную службу, должны быть объединены в ученые роты. Такая форма обучения и воспитания командиров флота принята ведущими морскими державами.

В принципе, это соблюдается. Проверкой международной морской организации, а также Европейским союзом наша система подготовки командиров морского торгового флота признана соответствующей требованиям конвенции, и в декабре 2000 года перечень наших учебных заведений включен в так называемый «белый список».

Однако здесь есть проблемы в законодательстве, прежде всего, потому что нет нормативного акта, который бы отражал существующую специфику подготовки командных кадров флота в специализированных образовательных комплексах. Мы подготовили проект постановления Правительства об утверждении типового положения о специализированном государственном образовательном комплексе. Сейчас этот проект документа проходит процедуру согласования.

Большое будущее мы видим в работе, которую проводит сейчас Минобрнауки по развитию системы государственного образовательного кредитования. На наш взгляд это перспективное направление. При правильной нормативной базе государственный образовательный кредит может стать эффективным инструментом закрепления выпускников образовательных учреждений в российских компаниях и существенно сократить утечку молодых специалистов за рубеж. Благодарю за внимание.

В. В. ГЛУХОВ

Слово предоставляется Корвякову Михаилу Васильевичу — заместителю начальника Департамента управления персоналом РЖД.

М. В. КОРВЯК

Уважаемые участники конференции, система подготовки профессиональных кадров для железно-дорожного транспорта одна из старейших не только в России, но и в Европе. Исторически формирование сети учебных заведений осуществлялось в тесной увязке с потребностями железных дорог и при непосредственном участии железно-дорожного транспорта.

На сегодняшний день существует 10 вузов железно-дорожного транспорта. Однако в ходе реформирования отрасли учебные заведения железно-дорожного транспорта, в том числе и вузы, не вошли в состав акционерного общества «Российские железные дороги», и поэтому подготовка специалистов осуществляется для компании в новых условиях.

При этом важно отметить, что наша компания не утратила тесные связи с вузами и техникумами железно-дорожного транспорта, сохранила преемственность исторически сложившейся в этом вопросе традиции, продолжает активно развивать взаимовыгодное сотрудничество. Ежегодно из учебных заведений железнодорожного транспорта, основного поставщика специалистов для компании, на железные дороги и в другие филиалы компании приходят около 9 тысяч молодых специалистов. Основную часть из них, около 70 процентов, составляют студенты-целевики, обучающиеся по направлениям железных дорог и других филиалов компании.

РЖД продолжает активно участвовать в развитии учебно-материальной базы учебных заведений, обеспечивает проведение практики студентов на производстве, формирует темы дипломных проектов, предлагает новые разделы и дисциплины в учебные планы и программы. Так, например, на их безе в прошлом году были разработаны отраслевые стандарты образования для получения дополнительных знаний специалистами, которые приходят на работу в компании.

РЖД оказывает и вполне конкретную поддержку вузам и техникумам железно-дорожного транспорта. Так в 2006 году оплата дополнительного обучения студентов-целевиков по отраслевой составляющей составила 560 млн. рублей.

Повышение квалификации в вузах и техникумах прошли около 60 тысяч работников компаний, за что было заплачено практически 1 млрд. рублей. Еще 340 млн. рублей компания затратила на НИОКР и другие работы, выполняемые вузами железнодорожного транспорта по планам РЖД. Спонсорская помощь на развитие спортивно-массовой работы и проведение торжественных мероприятий составила 75 млн. рублей.

Вместе с тем масштабность и сложность задач, стоящих перед компанией, требуют новых подходов к их решению. В связи с этим нам представляется необходимым внести ряд поправок и изменений в федеральные законы, которые бы позволили укрепить и расширить взаимовыгодное сотрудничество заказчиков и учебных заведений в процессе подготовки специалистов.

Первое. Мы считаем необходимым внести поправки в Налоговый кодекс Российской Федерации, позволяющие уменьшать налогооблагаемые доходы налогоплательщиков на величину расходов по подготовке в образовательных учреждениях среднего профессионального и высшего профессионального образования специалистов.

Те цифры, которые я называл, о расходах компании на образование, это суммы, которые компания тратит из своей чистой прибыли. Это достаточно серьезные расходы и хотелось бы, чтобы бремя этих расходов меньше давило на компанию.

Хотелось бы также добавить, что такая форма (я имею в виду отнесение на себестоимость продукции и услуг расходов на подготовку специалистов в вузах) уже существует. Она существует применительно для организаций сельского хозяйства в рамках федерального закона № 68-ФЗ от 29 июня 2005 года.

Следующий вопрос — это законодательное закрепление вопросов целевой подготовки.

Следующий вопрос, который поднимался сегодня на конференции, о безвозмездной передаче оборудования для использования в учебных целях. На железнодорожном транспорте тренажеры, учебно-материальная и лабораторная база чрезвычайно дорогостоящая. Вузам зачастую не под силу самостоятельно приобретать в достаточных количествах это оборудование, поэтому компания передает в довольно больших объемах это оборудование. И получается так, что это оборудование облагается налогами дважды.

Последний вопрос. Очень важная статья расходов компании, а точнее — 323 негосударственных образовательных учреждений компании, в том числе 262 дошкольных учреждения, 32 школы-интерната и 29 школ. Содержание названных учреждений осуществляется за счет прибыли компаний после налогообложения.

Но надо отметить, что разъездной характер работников железнодорожного транспорта, отсутствие на линейных станциях муниципальных образовательных учреждений, необходимость обеспечения надзора за детьми во время работы родителей обязывают компанию принимать меры по обеспечению потребностей работников компании в образовательных услугах.

Фактически негосударственные образовательные учреждения являются частью технологического процесса на железнодорожном транспорте, и поэтому нам представлялось бы целесообразным рассмотреть вопрос о включении затрат на содержание названных учреждений в расходы в целях определения налогооблагаемой прибыли.

Спасибо за внимание.

В. В. ГЛУХОВ

Слово предоставляется Трубовскому Якову Семеновичу — председателю Совета директоров школ России. И прошу подготовиться Рубина Юрия Борисовича.

Я. С. ТРУБОВСКОЙ

Выступая от имени Академии творческой педагогики, объединяющей известных, выдающихся педагогов России, и Совета директоров школ России, я озаглавил свое краткое выступление «Куда движется отечественное образование?»

Конечно, очень важно принимать законы. Но еще важнее: будут ли они исполняться. Проблема и заключается именно в том, что нам надо понять, почему не работают наши законы, или почему они плохо работают.

Сегодня в выступлении Виктора Евграфовича все это недовольство в сконцентрированной форме было ярко выражено и представлено, когда было сказано, что наше законодательство напоминает некое лоскутное одеяло, которое очень плохо работает и обеспечивает плохое функционирование системы образования.

Поэтому нам надо понять, почему отечественное образование находится в кризисном состоянии.

В проблеме развития определяющим является не само развитие, а вектор, по которому осуществляется развитие. Либо мы работаем в условиях рынка — хорошо, либо мы работаем в условиях административного управления образованием формального — тоже хорошо. А вместе ничего и не получится.

В условиях рынка — это свобода автономий и учреждений, это решение проблемы содержания, это решение проблемы программ и стандарт никакого отношения не имеет. И я совершенно согласен с Карпенко, который говорит: стандарт — формулировка государственная, а не ведомственная. Ведомство может заниматься содержанием образования, а на выходе это должно определять государство. Поэтому для нас с вами совершенно необходимо понять: чего же мы хотим. Если мы хотим рынка, давайте делать рынок. Если мы хотим оставаться в рамках государственного административного управления, давайте оставаться в рамках государственного управления. Но у нас получается и не то, и не другое.

Если вузы откровенно находятся в рамках рыночных отношений, то надо ли школу пускать в эти рыночные отношения? Ведь ведение конкуренции бессмыслица по отношению к единой системе образования. Если мы вводим понятие конкуренции, то у нас нет единой системы образования изначально. Тогда каждый сам за себя и каждый сам против всех.

Ввести слова «добросовестная конкуренция» и так далее — это просто слово. А на самом деле ведь происходит борьба между конкретными педагогическими коллективами. Закрываются школы. Мы резко увеличиваем количество закрываемых учебных заведений. Должна быть какая-то государственная политика.

Маленькие поселки, когда 3–5 школ, и они закрываются, а куда людям деваться, что делать.

Поэтому убедительная просьба, думая о законах, понимать, что законы должны защищать. Законы — это оградительный барьер на пути волюнтаризма, неграмотности, некомпетентности, временщиков. То есть нам надо попытаться понять, каким образом сегодня может и должна развиваться система образования.

Мы разработали концепцию, которая позволяет понять, как решать и философские проблемы в образовании, и идеологические проблемы образования. Наше образование сегодня вариативно. Это значит, что нам нужна консенсусная концепция. Потому что нам нужна и авторитарная педагогика в кадетских корпусах, в суворовских училищах, где воспитываются солдаты, призванные выполнять приказ. Нам нужны либеральные гимназии, в которых мы формировали бы, интеллигентно воспитанных людей. Интеллигенция — это самый главный защитник духа народа.

Поэтому проблема упирается именно в то, что сегодня нам нужна системная идеология.

Александр Михайлович Кондаков говорил, что стандарт должен включать в себя характеристики личности, так это на уровне школы, а не на уровне приемных экзаменов в вуз. Для каждой из этих потребностей формировать и формулировать закон.

И заключаю. Существует три класса задач, которые мы решаем в образовании. Это класс совершенствования учебно-воспитательного процесса. И касается он вузов тоже. Класс преобразования учебно-воспитательного процесса. И класс моделирования учебно-воспитательного процесса.

Чем они отличаются друг от друга? Класс совершенствования — это надо улучшать то, что есть. Оно не требует ни юридически новых норм, ни переподготовки кадров, ни обеспечения новых программ, ни подготовки новых учебников и так дальше. А класс преобразования моментально меняет ситуацию. Это требуется системная комплексная подготовка. А класс моделирования вообще опережает время, и его, может быть, и не нужно сегодня внедрять. Это арсенал науки, который представляет то богатство, которое входит в арсенал развития народа.

В. В. ГЛУХОВ

Слово предоставляется Рубину Юрию Борисовичу, подготовиться Зенкову Валерию Никоноровичу. Завершаем уже. Спасибо. Пожалуйста.

Ю. Б. РУБИН

Уважаемые коллеги! Я хотел сегодня поговорить здесь об общественно-профессиональных гарантиях качества образования, как инструмента построения гражданско-правовых и этических норм взаимодействия всех участников рынка образовательных услуг.

Тема конкурентоспособности очень достойна на нашем форуме. Не думаю, что надо очень бояться слова «конкуренция». Конкуренция — это не борьба всех против всех. Конкуренция — это упорядоченное взаимодействие в системе профессиональных отношений. Так, по крайней мере, она трактуется во всем мире. То, что она у нас сегодня недобросовестная, и обуславливает необходимость говорить о том, как сделать ее добросовестной.

Хочу сказать о том, что конкуренция на рынке образовательных услуг является объектом интереса Федеральной антимонопольной службы, которая создала специализированный экспертный совет по регламентации конкурентной деятельности на рынке образовательных услуг. Первое, с чего начал деятельность экспертный совет, это с преодоления необоснованных ограничений по доступу негосударственных вузов к участию в получении грантов при распределении государственных заданий.

Надо ясно понимать, что конкурентоспособная система образования — это прежде всего конкурентоспособные вузы, которые находятся в конкурентоспособной инфраструктуре. Общественная оценка и общественно-профессиональные гарантии качества образования — как раз элемент этой самой инфраструктуры.

Причем очень важно понимать, что сегодня вырисовалась тенденция перехода от общественно-профессиональной оценки к управлению качеством и далее гарантиям качества. Вопрос заключается в том, кто может гарантировать качество.

Сегодня далеко не всегда такое понимание есть. И очень часто инновационный потенциал вуза определяется путем умножения или деления квадратных метров на количество доцентов или наоборот. Те люди, которые сейчас организуют конкурсы инновационных образовательных программ, часто оказываются в недоумении — как сопоставить и сравнить те или иные вузы, поскольку внятных критериев, которые устраивали бы общество, не существует.

Итак, общество сегодня как бы организует рынок образовательных услуг, на котором мы видим заинтересованные стороны. Таковыми являются потребители, работодатели, образовательные учреждения, академическое сообщество и государство, которое тоже является заинтересованной стороной рынка образовательных услуг, ибо на этом рынке государство проводит образовательную политику.

А на самом деле гарантии качества возникают в том случае, когда все заинтересованные стороны вошли в консенсус между собой по поводу того, что на самом деле происходит в системе образования. Для того, чтобы этот консенсус возник, в мире существуют различные инструменты. И эти инструменты сегодня очень осторожно, медленно, но последовательно внедряются в нашей стране, и в кодексе образования, который сейчас готовится, чрезвычайно важно отразить эти моменты. Таких направлений сегодня два: первое — то, что связано с рейтингами вузов, и второе — то, что связано с образовательным аудитом.

Образовательный аудит представляет собой двустороннюю деятельность специализированных организаций, которые, с одной стороны, содействуют достижения вузами и другими образовательными учреждениями уровня конкурентоспособности, а с другой стороны осуществляют заверение общества и всех участников рынка образовательных услуг в том, что действительно это именно так и происходит.

Поэтому в основе этой деятельности лежат на самом деле стандарты. Как бы плохо мы ни относились к стандартам, как бы ни ругали государственные образовательные стандарты, я согласен с коллегами в том, что государственные стандарты — это изобретение нашей страны, мир такого не знает.

Но надо очень хорошо понимать, что никакие оценки качества и тем более гарантии качества невозможны в этом мире, если в нем нет стандартов, потому что стандарты — это объект договоренности всех заинтересованных сторон.

Соответственно, любые оценки и любые последующие гарантии должны определяться на соответствие этим самым стандартам, эталонам или другим критериям оценивания.

Таким образом, сама по себе идеология стандартизации не так плоха. Сейчас в обществе сложилась тенденция, когда действительно намечается отход от лоббистских и прочих ведомственных сюжетов стандартизации все-таки к переходу в большей мере на отражение интересов государства и государственной политики в этой самой стандартизации.

Что является объектом этого самого оценивания и гарантирования? Таковыми являются 4 основных момента — это содержание образования, технология образования то, что находится в центре основных интересов моего коллеги и друга Михаила Петровича Карпенко; организация и вузовский менеджмент. Все они являются субъектами стандартизации, оценивания и гарантирования. И такие стандарты существуют. Их, к счастью, нет на государственном уровне ни в одной стране мира, нет, к счастью, и у нас в стране.

Но, тем не менее, есть стандарты Европейского фонда менеджмента качества и другие стандарты — технологические…

Уважаемые коллеги. Сегодня модно говорить о роли работодателя. Пусть работодатель оценивает вузы. В мире работодатели не оценивают вузы никак. Такой практики не существует. Они оценивают отдельные вузы, когда берут на работу выпускников, дают им тот или иной уровень заработной платы. Но в общественных организациях, которые занимаются, скажем, образовательным аудитом или иными формами гарантирования или формами аккредитации, напрямую работодатели никогда не работают.

В этом случае можно было бы перейти к другим критериям определения статуса вузов, а не к тем, которые есть сегодня. Сегодня, мы знаем, что есть три типа вузов — это институты, академии и университеты. Ну и как их сравнивать между собой. Есть Современная гуманитарная академия, ректор которой выступал здесь. Действительно очень крупный вуз, очень большой, самый крупный вуз в нашей стране.

Есть академия, ректором которой являюсь я, Московская финансово-промышленная академия. Это очень крупный московский вуз, в котором учится 25 тыс. студентов, больше, чем во многих брендовых московских вузах. Есть, скажем, Военная академия, есть Академия ФСБ. Как их между собой оценивать? Никак, по всей видимости.

Университеты тоже очень разные: есть Московский государственный университет, и есть, например, медицинские университеты, которые направлены на подготовку все-таки специалистов в области медицины, а и не занимаются универсальной подготовкой.

В качестве предложения к проектам образовательного кодекса, который уже давно вынашивается в недрах Совета Федерации, следует все-таки предложить разведение вузов по разным категориям не по признаку института, академии и университета, а по признаку деятельности.

Уважаемые коллеги, я думаю, что работа, которая сегодня проводится Советом Федерации в части создания, формулирования и формирования Образовательного кодекса, это работа, за которой будущее. Спасибо за внимание.

В. В. ГЛУХОВ

Слово предоставляется Зенкову Валерию Никоноровичу, ведущему научному сотруднику отдела социального законодательства ИЗиСП. Подготовиться Фурсею Георгию Николаевичу.

В. Н. ЗЕНКОВ

Так получилось, что два предыдущих оратора затронули проблемы, о которых мне тоже хотелось поговорить.

Я хочу поговорить об учете общественных и частных интересов в правовом регулировании образовательных услуг. Сейчас термин «образовательные услуги» все шире и шире используется, и этот термин претендует на системообразующую роль во всем образовательном законодательстве. К нему относятся по-разному. Некоторые его принимают в штыки, другие размышляют над ним, пытаются как-то его осмыслить. Но мне кажется, возражать против использования сейчас этого термина бессмысленно, поскольку рыночная экономика вообще знает только два вида результатов — товары и услуги.

В законодательство термин «образовательные услуги» был введен с одной целью — с целью разграничить бюджетное и платное образование. И были выделены какие-то виды платных образовательных услуг, которые могут оказывать, прежде всего, частные, негосударственные образовательные учреждения, а также и государственные, и муниципальные образовательные учреждения.

И вообще введение этого термина сыграло, как мне кажется, большую положительную роль в развитии законодательства. Прежде всего, расширилось число, или разнообразие образовательных учреждений, которые оказывают услуги. Во-вторых, более четко расширились возможности выбора у обучающихся формы обучения. Ну, и целый ряд других положительных моментов в данном случае можно было бы отметить.

Мне бы хотелось отметить, что природа образовательных услуг достаточно сложна. В нем четко обозначено экономическое, стоимостное содержание образовательных услуг, это естественно. Но наряду с этим образовательные услуги являются и общественным благом. И, как ни странно, экономисты на это обращают внимание более активно, чем наше образовательное сообщество.

Являясь общественным благом, образовательные услуги призваны удовлетворить как общественный интерес, интерес государства в системе образования, так и частные интересы, интересы граждан, интересы обучающихся.

С учетом общественной значимости, с учетом этого публичного интереса, достаточно четко вырисовываются четыре вида образовательных услуг. Это, прежде всего, обязательные, общедоступные, бесплатные образовательные услуги, где наиболее четко и ясно выражена заинтересованность государства. Это девять классов, которые все должны окончить.

Второй вид образовательных услуг — это общедоступные бесплатные образовательные услуги. Они не обязательные, но государство делает все, чтобы создать условия буквально для каждого гражданина, чтобы он мог получить эти услуги.

Третий вид услуг — это бесплатные образовательные услуги на конкурсной основе. Ну, это услуги профессиональных учебных заведений.

И, наконец, платные образовательные услуги.

Учитывая, что образовательные услуги сочетают в себе и публичные, и частные интересы, то, соответственно, в законодательстве мы используем для их регулирования как методы публичного, так и частного права. Наиболее активно мы используем методы публичного права. И, может быть, благодаря этому, система образования и сохранила свое существование, не развалилась, хотя мы говорим и о кризисе.

Методы публичного права превалируют, преобладают, но они всегда используются в сочетании с методами частного права. В последнее время наметилась тенденция в регулировании этого публичного государственного интереса, более активно использовать экономические методы регулирования. И отсюда мы с вами постоянно слышим о конкуренции, о создании рынка образовательных услуг и так далее. Более того, это прямо в нашей федеральной целевой программе развития образования обозначено.

Эта тенденция, которая действительно не позволяет нам четко определиться, как же нам дальше работать: либо активно развивать эти рыночные формы в образовании, либо же все-таки сохранять традиционные методы публичного регулирования образовательных услуг, то есть методы административного права, методы финансового права и других. Основой нового кодифицированного, систематизированного законодательного акта в области образования должны быть нормы публичного права, нормы, которые позволяют нам, по образному выражению профессора Д.Н.Бахраха, администрировать в сфере образования, то есть давать четкие императивные установки, в которых бы выражался интерес государства.

Если же мы будем опираться на экономические методы, то мы можем иллюзорно поднять качество образования. Эти методы рассчитаны на поражение конкурента, а не на сохранение. Они были присущи в сфере экономики.

Финансирование образования со стороны государства рассматривается как бремя. Образовательные учреждения с точки зрения крайне либерального взгляда рассматриваются как товаропроизводители. Они производят образовательные услуги. Население их покупает.

И только в том случае, если население их не может купить, тогда государство покупает их для этих неимущих слоев населения. Но к чему в таких условиях может прийти наша система образования? Государство должно здесь четко обозначить свои приоритеты и финансировать образовательные учреждения в зависимости от их потребности, в том объеме, в каком оно заинтересовано, в этих образовательных учреждениях, а не по результатам, которые всегда далеко отстоят от момента финансирования.

Государство также должно обеспечить хотя бы приемлемые условия для тех кадров, которые работают в системе образования. И тогда вопросы качества образования снимутся сами собой.

На ряду с методами публичного права, конечно, в сфере образования должны активно использоваться и методы частного, договорного права. И сегодня мы с вами слышали, даже уже в области утверждения или принятия стандарта речь идет об общественном договоре. Конечно, эти методы должны активно использоваться. Я только хочу сказать, что в сфере договорных отношений можно сделать очень многое. И, прежде всего, поднять ответственность участников образовательного процесса, которая пока у нас в законодательстве достаточно слабо обозначено.

В. В. ГЛУХОВ

Слово предоставляется Фурсею Георгию Николаевичу, вице-президенту Российской академии естественных наук, директору Центра электрофизических проблем поверхности Санкт-Петербургского университета телекоммуникаций им. Бонч-Бруевича, и подготовиться Рыбакову Сергею Владимировичу.

Г. Н. ФУРСЕЙ

Я представляю здесь две общественные организации, которые тесно связаны с проблемой, которая здесь обсуждается — это Российская академия естественных наук и Международная лига защиты культуры, где я отвечаю за науку и образования.

Здесь говорилось, что имеет место законотворческая суета. Педагогическая общественность, в значительнейшей степени отрешена от возможности повлиять на принятие таких законов. И я слышал здесь слова от представителя Общественной палаты, что нам необходимо создать каналы, которые позволяли бы оказывать влияние на принятие решения. Кризис нашего образования несомненно, связан с тем, что был совершен целый ряд грубых системных ошибок.

На самом деле наше Российское образование базировалось на гениальных решениях, предложениях и концепциях наших великих предшественников, начиная с Ломоносова и далее. И для того, чтобы наше образование стало таким как надо, нужно обратиться к этим гениальным строителям и исходить из того, что они в свое время предлагали. Конечно, мы сейчас фактически имеем некую инфраструктуру в образовании — это Интернет, это информационные технологии, которые должны быть включены в процесс, но основы остаются.

Ставить вопрос о переводе образования в сферу услуг принципиально неправильно. Без этого нация существовать не может. А сейчас знания развиваются экспоненциально. Я физик, я могу сказать, они развиваются так быстро, что если мы будем обучать конкретным навыкам, то мы очень быстро провалимся, потому что до конца образовательного процесса мир изменится неузнаваемым образом.

Поэтому когда говорят, что мы должны готовить специалиста к практическому участию в процессе, то это в принципе неправильно. Он должен иметь фундаментальное образование, которое меняется медленно. Специалист должен получить методику, методологию формирования сознания, и только тогда мы добьемся успехов. Вся педагогика российская об этом говорила. Я еще раз упоминаю, я просмотрел специально те рекомендации, которые Михаил Васильевич Ломоносов давал, когда он закладывал основы нашего российского образования.

Важнейшим аспектом образования являются три составляющих элемента. Собственно говоря, научение знаниям, получение знаний, просвещение и воспитание. Воспитание! Даже здесь, я не услышал ни одного слова о том, что воспитательный процесс — это неотъемлемая составляющая образования. Наука и образование — это тоже две стороны медали. Потому что, если мы не занимаемся наукой, то специалисты по образованию не могут учить современным достижениям в высшей школе.

Нравственные законы — это не придумка. Это то, что заложено природой, это объективные законы существования. И соблюдение их так же точно должно жестко следовать, как следование правилам уличного движения.

Сейчас Россия находится в некой стагнации, и с точки зрения образовательных технологий, и с точки зрения науки. Для того, чтобы нация была передовой, она не должна торговать только своими ресурсами, об этом говорил наш Президент. Мы должны выходить на уровень высоких технологий. Для этого требуется соответствующее образование, и это движение должно быть направлено на то, чтобы мы занимались опережающим развитием. Пример у нас у всех перед глазами Япония.

Я вижу какой колоссальный прогресс в Индии в области науки, образования, развития общества. В Индии 200 миллионов человек составляют по своему уровню уровень высокозажиточного среднего класса. 200 миллионов! Больше, чем нас всех вместе взятых. Это колоссальная нация, очень творческая, духовная, которая развивается темпами самыми быстрыми в мире.

Они воспринимают наше, советское образование. А я должен сказать, что советское образование в значительной степени было приемником российского образования, русского образования. Они создали в Индии университет, который представляет собой филиал Физико-технического московского института. Сейчас принято решение о создании научно-образовательных центров, трех научно-образовательных центров, на базе Санкт-Петербургского университета, Московского университета и Новосибирского университета. Они берут лучшие образцы нашего образования и питают их настоящих образом.

Если говорить о законодательных инициативах, они должны действительно защищать наше образование, с одной стороны, и стимулировать его развитие. И образование — это вовсе не сфера услуг, это суть нашей жизни, как кислород. И говоря о конкуренции, бессмысленно говорить о конкуренции внутри. Мы можем конкурировать с внешним миром, а внутри у нас должно быть построено базовое замечательное образование. Оно должно основываться на фундаментальных принципах, оно должно сочетаться с высочайшими образцами нравственности и воспитания, оно должно базироваться на высоком среднем базовом уровне. Стандарты должны содержать критериальные оценки, что должен знать специалист на том или ином уровне образования.

Одна из больных самых главных проблем современности, это болезнь нашего информационного пространства.

Я считаю, что законодательно должно быть оздоровлено наше информационное пространство, иначе мы никуда не продвинемся. И это возможно сделать, уже есть закон против насилия, против распространения проституции и так далее, антинаркотические законы, антитеррористические законы, надо чтобы они начали работать, и нужно создать законы, которые позволяли бы нашему обществу стать более нравственным, чем оно есть. Спасибо вам большое.

В. В. ГЛУХОВ

Слово предоставляется Рыбакову Сергею Владимировичу, главному специалисту Правового Департамента РЖД. И на этом список записавшихся заканчивается.

С. В. РЫБАКОВ

В своем выступлении хотелось бы затронуть тему, связанную с социальной защищенностью обучающихся.

С момента своего создания ОАО «РЖД» предоставляет социальную льготу в виде скидки на проезд обучающимся, школьникам, студентам, учащимся средних специальных заведений в виде 50 процентной скидки с полной стоимости проезда как в поездах дальнего следования, так и пригородного сообщения. Ранее предоставление указанной льготы Министерством путей сообщения Российской Федерации осуществлялось на основании Постановления Госкомцен при Госплане СССР, утратившего в настоящее время свою силу Федерального закона «Транспортный устав железных дорог Российской Федерации», а также утратившей силу редакции закона Российской Федерации об образовании.

Так, в частности, в ранее действующей редакции пункта 6 статьи 50 закона было установлено, что обучающихся в государственных или муниципальных учебных заведениях учредители обеспечивают льготами или бесплатным проездом на транспорте. Всем известным законом № 122 были внесены изменения в том числе и в закон об образовании. И положения о данной социальной гарантии из закона об образовании были исключены.

В этой связи говорить в настоящее время о какой-либо обязанности учредителя по предоставлению обучающимся права бесплатного проезда или льготного проезда на железнодорожном транспорте, или на любом транспорте в настоящее время не приходится. В этой связи также можно сделать вывод о том, что правовых оснований у соответствующих перевозчиков для предоставления такой льготы в настоящее время не имеется.

Вместе с тем, в целях исключения социальной напряженности на территории Российской Федерации «Российские железные дороги» предоставляло и предоставляет право льготного проезда обучающимся. В этой связи потери «РЖД» за 2005 год составили 1 миллиард 100 миллионов рублей, а за 2006 год уже 1 миллиард 540 миллионов рублей. Суммы достаточно большие.

На протяжении 2005 и 2006 года «РЖД» неоднократно обращалось как в Правительство Российской Федерации, так и в соответствующие федеральные органы исполнительной власти, предоставляло проекты законов о внесении изменений в федеральный закон об образовании и другие нормативные документы, однако понимания «РЖД» не нашло.

Учитывая изложенное, в проект протокольного решения по вопросу о праве школьников, студентов, а также обучающихся в средних учебных заведениях целесообразно, по мнению «Российских железных дорог» включить следующее. В целях исключения социальной напряженности Правительству Российской Федерации, Минобрнауки России, Минфину России и профильным комитетам Госдумы Российской Федерации и Совета Федерации Федерального Собрания проработать вопрос о внесении соответствующих изменений в законодательство Российской Федерации в части установления права льготного проезда на железнодорожном транспорте для указанной категории лиц.

Кроме того, проработать вопросы разработки порядка бюджетного финансирования расходов перевозчиков, связанных с предоставлением указанной льготы. Особо обратить внимание, что в соответствии с пунктом 6 статьи 50 закона Российской Федерации об образовании обучающихся, воспитанников государственного или муниципального образовательного учреждения учредитель в пределах своей компетенции обеспечивает стипендиями, местами в общежитиях и интернатах, а также осуществляет иные меры социальные поддержки. То есть прошу обратить внимание на фразу «иные меры социальной поддержки». Это может быть какой угодно неограниченный перечень, по мнению учредителя. В этой связи до внесения соответствующих изменений в федеральный закон об образовании, до издания порядка финансирования бюджетных расходов «РЖД» федеральным органам исполнительной власти, органам местного самоуправления, которые являются учредителями соответствующих образовательных учреждений, при формировании бюджетных заявок на очередной финансовый год в план расходов образовательных учреждений включать расходы на осуществление такой меры социальной защиты обучающихся, как предоставления права льготного или бесплатного проезда на транспорте. При этом взаимоотношения между соответствующими учредителями и перевозчиками могут строиться уже на договорной основе. Спасибо за внимание.

ВЕДУЩИЙ

Уважаемые коллеги! Выступления завершились. Если вы позволите, перейдем к обсуждению. Поэтому полагаю, что все ваши выступления, замечания мы донесем в рамках этого документа, который мы сейчас примем.

Что касается самой системы образования, согласен, советская и российская система образования настолько великолепна, что ее эта череда реформаторов не смогла разложить.

Будем надеяться, что общими усилиями мы этого не допустим. Почему-то мы перенимаем те методы и приемы обучения у тех, кто оттягивает наших специалистов в нашем, так называемом, плохом и несовершенном образовании, и оттягивает не тысячами, а уже сотнями тысяч.

Завершая нашу встречу, эту конференцию хотел бы принести искреннюю благодарность одному из флагманов советского образования, российского образования профессионального, Политехническому институту, преподавателям, всем вам, включая студентов, которые добросовестно все прослушали, не ушли.

С вашего разрешения несколько предложений, которые возникли, плюс те, которые уже поступили сюда в президиум. Если у вас на руках, прошу посмотреть пункт 1.2.  Чрезвычайно важно поощрять разработку технологий взаимодействия власти, бизнеса и науки, но нельзя этим ограничиваться. По крайней мере то, что на слуху сегодня. Давайте поощрять те вузы и вообще учебные заведения, в которых разрабатываются инновационные процессы. И так далее, что мы считаем сегодня чрезвычайно важным, ибо технологии взаимодействия можно найти и надо находить, но если мы только этим ограничимся, мы ограничим тогда сферу действия этого пункта.

И далее в разделе, который относится к Правительству, его второе предложение: разработать и утвердить новое положение об учебных заведениях и подразделениях дополнительного профессионального образования, расширяющее понятие повышения квалификации. Разумно. Нет возражений.

По проблеме, по странице 6, пункт 2.6.  Написали: организовать контроль за осуществлением дополнительного профессионального образования государственных гражданских служащих Российской Федерации.

Может быть, возродим еще один пункт и добавим следующее: плохо обстоит дело с повышением квалификации преподавателей вузов, сузов и учебных заведений. Это было, это работало, каждые пять лет челок должен был проходить, сдавать какие-то квалификационные экзамены и так далее. Сегодня финансово это не поддерживается. И очень сложно говорить о росте квалификации самих преподавателей, если такой системы нет. Это делается в ведущих вузах, в том числе у вас в Политехе. И пункт, который был предложен, он все-таки по-другому сформулировать: организовать осуществление дополнительного профессионального образования и государственных гражданских служащих Российской Федерации и контроль за ним. Если в такой редакции не вызывает возражений, то как предмет для обсуждения позднее на комитете можно было бы оставить.

И, наконец. Внести в Правительство Российской Федерации проект федерального закона по реализации межгосподдержки молодых специалистов. Закон нужен. То, что его обязывают выполнять положения всякие, и можно не выполнять, как у нас и привыкли делать.

Если нет возражений, можно было бы тогда ввести такую статью: принять законодательные меры по обеспечению и оснащению лабораторного комплекса вузов, вообще учебных заведений, современной учебно-лабораторной научной экспериментальной базой.

В. В. ГЛУХОВ

Спасибо. Прошу Вас. Было предложение.

Обратиться в законодательном порядке на наши СМИ по части образования подрастающего поколения. Все маленькие дети вот эту рекламу воспринимают совершенно искаженно и вообще патологично. Поэтому нужны законы, защищающие информационное пространство. Особенно эти претензии к телевидению.

В. В. ГЛУХОВ

Искреннее спасибо все вам за участие. И я думаю, что мы полезную работу провели. Результат покажет, насколько мы целенаправленно работаем. Спасибо.