Некоммерческое партнерство

 Родительский Комитет



Myweb.ru, каталог сайтов

Каталог Православное Христианство.Ру

Православие и современность. Информационно-
аналитический
портал
Саратовской епархии Русской Православной Церкви

Факультет социальных наук
РГПУ им АИ Герцена

Заведующему кафедры
истории и теории социологии
А. В. Воронцову

Уважаемый Алексей Васильевич!

Просим организовать экспертизу учебников по чтению авторов Р. Н. Бунеева Е. В. Бунеевой Образовательной системы «Школа — 2100» в рамках компетентности специалистов вверенной Вам кафедры.

Данная экспертиза необходима в связи с рассмотрением обращений жителей Санкт-Петербурга и Ленинградской области по поводу плохого качества вышеуказанных учебников По мнению ряда заявителей, преподавание по учебникам РН Бунеева и Е В Бунеевой способствует разрушению традиционных семейных связей между детьми и их родителями, бабушками и дедушками, основанными на взаимной любви и доверии. Через обязательные уроки по чтению по методике Бунеевых детей неприметно обучают технике визуализации образов (например, во 2 классе — «младшего домового Афанасия и его дедушки»), формируют потребность в постоянном общении с «вызываемыми придуманными образами», а не с реальными старшими любящими родственниками. Обучение по учебникам Бунеевых способствует смешению реального и виртуального мироощущения у детей, их стремлению к мистицизму и оккультизму, смешению традиционных представлений о добре и зле. Оставляет желать лучшего видеоряд книг, который усиливает вышеуказанный отрицательный эффект.

Обращает на себя внимание не только странный авторский текст, так называемых, «собеседников и друзей» учащихся = «путеводителей по учебникам», но и странная подборка изучаемых литературных текстов, которая, мягко говоря, не направлена на формирование любви к родителям, к семье, к Отечеству.

Общественность различных регионов России обеспокоена тем, что обучение по вышеуказанным учебникам может отрицательно повлиять на социализацию маленьких россиян и их психосамотическое здоровье (особенно легко внушаемых детей) Опасность применения подобных образовательных систем связана с временной отсроченностью явного проявления негативных результатов личностного развития подрастающего поколения.

Исполнительный директор
ГОНО «Институт нравственности»
Е. Ф. Матвейчук

ЭКСПЕРТНОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ

на учебные пособия, изданные в рамках образовательной системы «Школа 2100», серии «Свободный ум», (авторы-составители Бунеев Р. Н., Бунеева Е. В.: «Год после детства. 6 класс. Литература. Учебник-хрестоматия»: В 2-х кн. 2-е изд., испр. М.: Баланс, 2005; «Путь к станции «Я». 7 класс. Литература. Учебник-хрестоматия. Кн. 2. 2-е изд., испр. и доп. М.: Баланс, 2005. 240 с; «Дом без стен. 8 класс. Учебник по литературе: В 2-х кн. 2-е изд., испр. и доп. М: Баланс, 2005.), выполненное на основании официального запроса депутата 4-го созыва (2007–2012 гг.) Законодательного Собрания Санкт-Петербурга Егоровой Любови Ивановны (№ 803782–3 от 16 апреля 2008 г.)

Экспертная оценка пособий по литературе для средней школы не относится к компетенции представителей кафедры истории и теории социологии. По поводу формальных и содержательных требований и погрешностей можно высказать только общие предварительные соображения.

Материал плохо организован. Общая структура вполне понятна: отрывки из произведений классической литературы сгруппированы в крупные тематические разделы. Однако организация текстов внутри разделов вызывает недоумение. Возьмем для примера два из них из 2-й книги учебника-хрестоматии для 6-го класса, учитывая яркую социально-историческую направленность содержания. Раздел № 3 «Следы во времени» посвящен эпосу, к которому авторы-составители причисляют и мифы (См.: Кн.2,  С.66 указанного учебника-хрестоматии). Сюда вошли следующие произведения или, преимущественно, их отрывки: русские («прионежские») былины «Вольга и Микула Селянинович», «Илья Муромец и Соловей-разбойник», башкирский эпос «Урал-батыр», карело-финская «Калевала», «Песнь о Гайавате» Г.Лонгфелло, «Легенды и мифы Древней Греции» Н.А.  Куна, Одиссея« («Одиссей у циклопов») Гомера. Каковы принципы отбора, и каковы принципы расположения - остается неясным. Пришлось перебрать возможные критерии: хронологический, географический, сюжетно-проблемный, эмоционально-сенсипативный, типологический и многие другие, — но все равно авторские принципы выявить не удалось. Возможно, разгадка хранится в каких-то неизвестных нам методических пособиях авторов-составителей.

Аналогичные проблемы возникают при знакомстве со следующим разделом (№ 4: «Открывая мир вокруг…»), где мы встречаемся с отрывками и целыми прозаическими и поэтическими произведениями К.Г.  Паустовского («Старик в станционном буфете»), И.С.  Тургенева («Муму» и «Записки охотника. Бирюк»), Л.Н.  Толстого («Севастополь в декабре месяце»), М.Ю.  Лермонтова («Сон»), С.Гудзенко («Перед атакой»), Б.Ш.Окуджавы («До свидания, мальчики»), К.М.  Симонова (»Жди меня«), М.Петровых («Апрель 1942 года»), Б.Слуцкого («Лошади в океане«), А.Грина («Четырнадцать футов»), О.Генри («Последний лист»), А.С.Пушкина («Выстрел» и «Дубровский»). Здесь хотя бы читателю задается вопрос: «…почему именно с этого произведения К.Г.  Паустовского мы начинаем новый раздел. Какие мысли писателя заставили вас задуматься?» (Кн.2,  С.68 указанного учебника-хрестоматии»). Однако в учебных заданиях разбор вопроса преимущественно сводится к разбору понятия «художественная деталь» (Там же, С.72).

Абсолютно неясно, почему пособия позиционируются как учебники-хрестоматии, а аналогичное по построению и содержанию пособие для 8-го класса — даже имеет подзаголовок: «учебник по литературе». Вряд ли современная «постмодернисткая» тенденция отказа от литературных жанров и издательских форм в пользу тематических текстов и парадигмально-проблемных дискурсов относится к произведениям, допускаемых к изданию Министерством образования и науки Российской Федерации. В данном случае перед нами типичные учебные хрестоматии, обычно выпускаемые в качестве приложения к конкретным учебникам и методическим пособиям для учителей. Если учебные задания как таковые, в целом, соответствуют жанру хрестоматии, то сопроводительные и пояснительные статьи не соотносятся, на наш взгляд, с этим жанром, не говоря уже об уровне учебника. Некие интермедии в форме диалога ребенка и взрослого (Вера — тетя Лена) и весьма «скромные» (на 0,5–1,5 страницы) итогово-обобщающие статьи к разделам не могут заменить полноценных вводных статей, а ведь хрестоматии для седьмого и восьмого классов лишены даже этого. По-видимому, авторы-составители считают школьников настолько «подкованными» в области анализа и интерпретации литературных текстов, что считают вполне достаточным ограничиться учебными вопросами, скромными комментариями со значительными лакунами и весьма краткими терминологическими или биографическими словарями (соответственно, пособия для 6,7-го и 8-го классов).

Впрочем, предоставим решение специальных вопросов профессионалам: анализ содержания литературоведам, а анализ дидактической составляющей - ученым-педагогам. Поэтому сосредоточимся на проблеме, соответствующей профилю нашей кафедры. Речь идет о формировании представлений у школьников об общественной жизни в целом, и об обществе, в частности.

Создатели образовательной системы и авторы-составители прекрасно понимают социальное «звучание» предлагаемых школьникам материалов. Недаром в сопроводительной инструкции («Как работать по учебнику») к пособию для 8-го класса отмечается: «Цель нашей Образовательной системы — помочь каждому научиться решать разные возникающие в его жизни задачи, проблемы, строить взаимоотношения с окружающими» (С. 3 указанного учебника). Но вот как реализуется эта цель?

Можно согласиться с автором запроса депутатом Законодательного Собрания Санкт-Петербурга Л.И.  Егоровой, ссылающейся на обращения жителей Санкт-Петербурга и Ленинградской области, что содержание пособий не направлено на формирование любви к родителям, семье, к Отечеству, а обучение по данным материалам может отрицательно повлиять на социализацию школьников. Причем подобное положение возникло, на наш взгляд, не из-за «злокозненной» мировоззренческой и/или социально-политической позиции авторов, а по причине низкого профессионального уровня последних.

Так, вся первая книга учебника-хрестоматии для 6-го класса посвящена традиционным фантастическим жанрам (Разделы № 1 «Пролетая над снами…» и № 2 «Сказки для взрослых»). Сложнейшие взаимоотношения «идеального» и «материального» сведены к весьма банальным и кратким рассуждениям о сходстве и непохожести реальной и воображаемой действительности, уникальности и типичности художественных миров (три абзаца, С. 151), о жизненной правде литературной сказки (четыре абзаца, С.235).

Аналогичная ситуация складывается в уже рассматриваемой второй книге пособия (Раздел № 3 «Следы во времени», раздел № 4 «Открывая мир вокруг…», раздел № 5 «Смеясь сквозь слезы…», приложение «Стихи из заветной тетради»). Два абзаца — о мифопоэтическом и эпическом мировоззрении (С.66), один абзац — о соотношении автора и героя художественного произведения (С. 186), а понятия «смешное» и «грустное» вообще в разъяснениях не нуждаются, школьник разберется сам, ознакомившись с текстами и учебными вопросами.

Первая книга учебника-хрестоматии нам представлена не была, так что сразу перейдем ко второй книге (Разделы: № 2 («Я и Я» (продолжение), № 3 «Я и другие», № 4 «Я и мир: вечное и преходящее»). Авторские комментарии (статейки «Подведем итоги» иначе не назовешь) становятся еще более «куцыми» (С.70:  «Приемы создания характера литературного героя»; С.151: «Авторская позиция в оценке литературного героя»; С.248–249: «Лирический герой и автор лирического произведения»). Опять весь гуманитарно-социальный, да и художественный потенциал классических произведений школьник вынужден осваивать самостоятельно, опираясь на учебные вопросы.

В «учебнике» «Дом без стен» сопроводительные материалы к разделам сводятся только к вопросам и темам сочинений. Однако тон и уровень вводных и заключительных статей не меняется. Приведем две типических цитаты:

1) «Человечество шагает по векам. Что же успело оно за это время узнать о себе? И много и мало. Все зависит только от тебя. Чем больше знаний о Человеке ты сможешь почерпнуть из книг, тем легче тебе будет разобраться в других людях и в себе. Это твое знание не будет иметь государственных или национальных границ, потому что хоть мы — люди и разные, но в чем-то похожи друг на друга. Если ты научишься понимать Человека, то поймешь и мир, в котором живешь» («Вступление от авторов», Кн.1,С5);

2) «Надеемся, что теперь ты стал настоящим, вдумчивым читателем. Ты знаешь много литературных произведений, познакомился с талантливыми писателями, которые оказали влияние на развитие человеческой духовности и гуманизма. Думаем, многое из прочитанного нашло отклик в твоей душе, и может быть, ты стал ощущать себя частью духовного пространства. Хочется, чтобы привычка читать осталась с тобою на всю жизнь» («Письмо к читателю», С.214).

Заслуживает ли молодое поколение разговора в таком ключе? Чем данный «дискурс» отличается от столь критикуемых ныне нравоучений и назиданий дореволюционной и советской эпох? Могут ли рассуждения о любви к чтению быть стилистически неряшливыми? Вряд ли.

ВЫВОДЫ. Учебные пособия нуждаются в кардинальной переработке. Необходимо уточнить жанр (хрестоматия, учебник, учебник-хрестоматия) и в соответствии с авторским выбором разработать учебно-методическую составляющую (цели и задачи, пути и приемы их реализации, категориально-понятийный аппарат, номенклатуру разделов и способы организации материала внутри них). Только после решения этих принципиальных вопросов можно переходить к решению вопросов узко-дидактических.

Крайности либерально-индивидуалистического подхода н ичем не лучше крайностей социально-ориентированного и деятельностного подходов. На материалах такого уровня невозможно сформировать независимую, свободомыслящую личность. А незрелая личность вряд ли сможет эффективно адаптироваться к любой социальной среде, оказавшись изолированной и от жизни гражданского общества, и от всемирного творческого процесса.

Доктор философских наук, профессор,
заслуженный работник высшей школы, заведующий кафедрой истории и теории социологии, факультета социальных наук Российского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена
А.В.  Воронцов
Доктор филологических наук (специальность — «Книговедение»), профессор кафедры истории и теории социологии
РГПУ им. А.И.  Герцена
А.В.  Шевцов

Warning: include(../../inc/footer.htm) [function.include]: failed to open stream: No such file or directory in /var/www/u6860375/data/www/r-komitet.ru/school/program/2100/index.php on line 15

Warning: include(../../inc/footer.htm) [function.include]: failed to open stream: No such file or directory in /var/www/u6860375/data/www/r-komitet.ru/school/program/2100/index.php on line 15

Warning: include() [function.include]: Failed opening '../../inc/footer.htm' for inclusion (include_path='.:') in /var/www/u6860375/data/www/r-komitet.ru/school/program/2100/index.php on line 15