Некоммерческое партнерство

 Родительский Комитет



Myweb.ru, каталог сайтов

Каталог Православное Христианство.Ру

Православие и современность. Информационно-
аналитический
портал
Саратовской епархии Русской Православной Церкви

Материалы дела

Судебная коллегия по гражданским делам
Санкт-Петербургского городского суда

Истца: Малаховой Веры Серафимовны

на решение Невского Федерального суда
Санкт-Петербурга от 5 июня 2003 года

по иску Малаховой В.С., действующей от себя лично
и в интересах несовершеннолетней дочери Малаховой Л.,
о компенсации морального вреда

Стороны по делу:

Ответчик: средняя школа №497 Санкт Петербурга,
г. Санкт-Петербург, Октябрьская наб., д. 70, кор. 2

Третье лицо: РОУО Невского района Санкт-Петербурга

Кассационная жалоба
(дополнение)

Решением Невского Федерального суда Санкт-Петербурга от 5 июня 2003 года мне было отказано в иске к средней школе № 497 Санкт-Петербурга, заявленном мною в своих интересах и в интересах моей несовершеннолетней дочери Малаховой Любови.

Считаю решение необоснованным, вынесенным с нарушением норм материального права.

Суд по существу не рассмотрел мои исковые требования и дал неверную оценку тому, что я отказалась от требования запретить ответчику осуществлять в отношении моей дочери образовательные мероприятия, связанные с половым воспитанием, без предварительного согласия родителей. Мой отказ от части исковых требований вызван тем, что дочь окончила школу, и они потеряли реальный смысл из-за длительности судопроизводства. Я заявила иск от себя лично и от имени несовершеннолетней дочери о компенсации морального вреда мне и дочери. Моральный вред причинен вследствие осуществления школой незаконного полового воспитания. От этого искового требования я не отказывалась.

При вынесении решения суд не применил закон, подлежащий применению.

В своем исковом заявлении и в пояснениях суду я указывала, что школа т.н.  половым воспитанием нарушила мои права родителя определять приоритеты воспитания своего ребенка, воспитывать свою дочь в соответствии со своими убеждениями. Это не получило оценки суда.

Родители несут основную ответственность за обучение, воспитание и нравственное развитие детей. Для реализации этой обязанности ст. 63 Семейного кодекса наделяет родителей абсолютным правом — преимущественным правом на воспитание своих детей перед всеми иными лицами. Права школы, таким образом, производны от прав родителей и могут осуществляться в строго регламентированных законом рамках. В соответствии со ст. 52, п. 7 ст. 15 Закона «Об образовании», п. 44 «Типового положения об общеобразовательном учреждении», утв. Постановлением Правительства РФ от 19 марта 2001 г. № 196 родители являются участниками образовательного процесса, принимают участие в управлении образовательным учреждением, имеют право знакомиться с ходом и содержанием образовательного процесса.

Проведение лекции и раздача журналов не были предусмотрены учебным планом и расписанием занятий. Однако школа не информировала меня о проводимых мероприятиях, не получала моего согласия на участие в них дочери. В своем отзыве представители ответчика не отрицали этого факта и в пояснениях в судебных заседаниях подтвердили, что школа не имела моего согласия на лекцию, и я о ней не была информирована. Суд не дал правовой оценки таким действиям школы и ограничился в решении лишь констатацией факта проведения лекции.

Суд не дал оценки факту нарушения прав моей дочери воспитываться своими родителями в соответствии со ст. 54 Семейного кодекса, которое было нарушено ответчиком. Своими незаконными действиями школа фактически встала между родителями и ребенком, присвоила себе преимущественное право морального наставничества, независимо от мнения родителей стала влиять на развитие сознания ребенка в соответствии с убеждениями, противоречащими моральным ценностям нашей семьи.

В решении суд указал, что в школе «проводилась просветительская лекция по вопросам опасности распространения ВИЧ инфекции, наркомании и гепатита… была направлена на профилактику распространения ВИЧ инфекции» (стр. 2 решения). Этот вывод суда основан исключительно на объяснениях представителя ответчика, который дополнительно указал, что лекция была проведена «врачом-специалистом» и была «направлена на охрану здоровья» (стр. 1 решения).

Деятельность по профилактике и охране здоровья является медицинской деятельностью, требует наличия соответствующей лицензии и осуществляется в отношении несовершеннолетних с предварительного информированного согласия их родителей. Школа не правомочна самостоятельно осуществлять медицинскую или санитарно-эпидемиологическую деятельность, и самостоятельно проведенное мероприятие, названное лекцией, выходит за рамки специальной правоспособности образовательного учреждения.

Кроме того, лекция проводилась как самостоятельное мероприятие и не относилась к реализуемым в школе общеобразовательным программам. Осуществление дополнительных образовательных мероприятий, выходящих за рамки реализуемых в школе программ возможно исключительно на договорной основе. Никаких договоров со мной не заключалось.

Выводы суда, изложенные в решении, не соответствуют обстоятельствам дела.

В решении суд указал, что лекция проводилась в рамках уроков по предмету «ОБЖ».

Этот вывод не подтвержден ответчиком и не основан на материалах дела. Такой вывод противоречит иным выводам суда: с одной стороны суд сделал вывод о добровольности посещения лекции, о ее проведении в свободное от уроков время, с другой стороны посчитал лекцию частью программы по предмету «ОБЖ», посещение которого является обязательным для учащихся школы и никак не может проводиться добровольно и в свободное от уроков время.

Не основан на материалах дела вывод суда о том, что лекция проводилась на бесплатной основе и имела добровольный характер.

В приобщенной к материалам дела «Служебной записке» преподавателя Лукиной А.К.  указано, что «деньги, собранные с учащихся, были потрачены на необходимую методическую литературу». Допрошенная в судебном заседании несовершеннолетняя Малахова Л. показала, что лекция была платной и деньги в размере 2 рублей с человека было поручено собирать ей. Судом не была дана оценка названным доказательствам.

Вывод суда о добровольности посещения лекции сделан на основе произвольной интерпретации пояснений несовершеннолетней Малаховой Л. о том, что «она могла уйти с лекции». Суд при этом учел только физическую возможность ребенка встать и выйти за дверь класса, и не принял во внимание показания девочки о том, что, во-первых, учителя Нечаева Г.В.  и Лукина А.К.  пригрозили неудовлетворительными оценками по географии и биологии всем, кто уйдет с лекции; а, во-вторых, что Лукина А.К.  обязала Малахову Л. в обязательном порядке собирать деньги на лекцию.

Судом, кроме того, не была дана оценка нравственным страданиям меня и моей дочери, связанным с нарушением наших прав и законных интересов.

Учитывая изложенное, в соответствии со ст.ст.  361, 362 ГПК РФ,

прошу:

Отменить решение Невского Федерального суда Санкт-Петербурга от 5 июня 2003 года и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции в новом составе судей.

/Малахова В.С./