Некоммерческое партнерство

 Родительский Комитет



Myweb.ru, каталог сайтов

Каталог Православное Христианство.Ру

Православие и современность. Информационно-
аналитический
портал
Саратовской епархии Русской Православной Церкви

Информация

В 2012 г. закончился осуждением виновных судебных процесс, по так называемому делу «Панк-молебен» в Храме Христа Спасителя», вызвавший большой резонанс в России и за рубежом. На процессе были подняты вопросы о пределах свободы личности, о защите свободы совести и вероисповедания, о пределах ответственности за преступление, о том, что закон должен гарантировать гражданам защиту от преступных посягательств.

Председатель правления Некоммерческого партнерства в защиту семьи, детства, личности и охраны здоровья «Родительский комитет» Павлова Лариса Октябристовна, адвокат Московской городской коллегии адвокатов, принимала участие в защиту интересов потерпевших на предварительном следствии и в суде. Подробнее...

Родители остались без защиты.
30 марта 2016 года Судебная коллегия по административным делам г. Санкт-Петербурга закончила рассмотрение судебного спора представителя НП Родительский комитет, бывшего общественного уполномоченного по правам ребенка по г. Санкт Петербургу Качесовой Любови Ивановны, которая выступала в деле как заявитель - физическое лицо. Определением от 30.03.2016 г. суд отказал в удовлетворении апелляционной жалобы Качесовй Л.Ю на решение Красносельского суда г. Санкт-Петербурга, отказавшего в иске.

Иск к прокуратуре о признании незаконными ее действий (бездействия), как способ защиты прав ребенка
По просьбам родителей ныне Общественный уполномоченный по правам ребенка в г. Санкт-Петербурге Качесова Л.И., обратилась в мае 2015 г. в Красносельский суд г. Санкт-Петербурга с заявлением об оспаривании действий (бездействия) прокуратуры г. Санкт-Петербурга. Решение подать такое заявление в суд возникло после того, как родители не были удовлетворены действиями прокуратуры по своим обращениям с просьбой пресечь незаконную деятельность РОД «Петербургские родители», использующего методы работы и программы, наносящие вред здоровью и развитию несовершеннолетних.

Фарит Газизуллин показал бывшей невестке, на чьей стороне сила.
Комментарии юриста к статье С. Колосовской о деле Фазизуллина против Матвеева.

Кощунство в Храме Христа Спасителя: преступление и наказание.

Приговор по факту хулиганства в Храме Христа Спасителя вступил в законную силу.

Подтвердит ли Мосгорсуд состоявшийся приговор по хулиганству в Храме Христа Спасителя мы узнаем 10 октября 2012 г.?

Дело Маликовых: совпадения или коррупция?

Обыкновенная … жестокость. По следам трех судебных процессов.

Судьба детей Агеевых и их приемных родителей решается теперь в Видновском суде.

Дело Веры Камкиной (Колпино, Санкт-Петербург)
Родительский комитет продолжает следить за случаями нарушений законодательства РФ при изъятии детей из семьи.

Ювенальные суды против родителей.

Дети, которым мы помогаем

Интервью
с Ларисой Октябристовной Павловой,
членом Московской городской коллегии адвокатов

В последние годы школа получила большую самостоятельность в выборе учебных программ, методик и учебников.Поначалу это вызывало всеобщий восторг: после «застойного» единообразия всем хотелось чего-нибудь новенького, необычного. Но вскоре восторгов поубавилось, так как родители увидели печальные плоды многих непродуманных инноваций, столкнулись с проникновением в школы сектантов и даже с попытками устроить детям ликбез, куда более уместный в публичном доме — имеется в виду так называемое сексуальное просвещение детей и подростков. В одних школах раздавали абсолютно неприличные анкеты, в других показывали фильмы, пропагандирующие онанизм, в-третьих, под предлогом профилактики СПИДа изучали «альтернативные виды секса"… Поначалу родители отказывались верить, что такое возможно: настолько это было для нас дико, неслыханно. Потом посыпались жалобы в РОНО, обращения в прокуратуру и в суд. Дела подобного рода никогда раньше нашими судами не рассматривались, поскольку еще несколько лет назад государство проводило прямо противоположную политику, стояло на страже интересов семьи, старалось всячески ограждать нравственность подрастающего поколения.

Теперь же защита утопающих, т. е. семьи, оказалась делом рук самих утопающих, и вопрос о правах родителей встал ребром.

Л. О.  Сейчас много говорят о правах ребенка, но существует и другая сторона той же проблемы — права родителей. И на наших глазах возникает новая область правоотношений: право родителей на воспитание своих детей. Оно отражено в Семейном кодексе РФ (ст. 63 и 64), где говорится, что родители представляют интересы своих детей и защищают эти интересы от возможных нарушений. Причем по закону они не только могут, но и обязаны это делать, что прямо следует из Конституции, поскольку ее 38-я статья гласит: «Забота о детях, их воспитание — равно право и обязанность родителей». Причем право это преимущественное, т. е. в плане воспитания родители имеют приоритет перед всеми другими лицами, как физическими, так и юридическими.

Корр. И как они могут осуществлять это право в истории с секспросветом?

Л. О.  Родители имеют право знакомиться со всеми программами, учебниками и методическими пособиями, по которым учат их ребенка. Никто не смеет от них это скрывать. И если предмет не входит в число обязательных (как, например, все программы полового просвещения), то он может преподаваться ребенку только с предварительного письменного согласия его родителей.

Корр. А как быть с обязательными предметами? Что делать, если сведения, угрожающие детской нравственности, будут включаться в обязательные предметы?

Л. О.  Почему «будут»? Уже есть случаи, когда в базовых предметах появляются элементы так называемого «полового воспитания«, развращающего детей и подростков. Тут существует такой принцип. Когда родители оформляют ребенка в школу, школа обязана ознакомить их с уставом и со своими образовательными программами, как дополнительными, так и основными. И если родитель соглашается с программами и отдает ребенка в данную школу, то ребенка обучают в рамках этих программ. Если родитель возражает против какого-то обязательного предмета, то ребенок не будет по нему аттестован и лишится возможности получить полноценное образование. Но с другой стороны, по одному и тому же предмету, скажем по истории, может быть несколько программ, несколько учебников. И если программа какого-то конкретного автора содержит информацию, которая с точки зрения одного или нескольких родителей является недостоверной или наносит вред нравственному и духовному здоровью ребенка, то родители могут обратиться к администрации школы с просьбой заменить программу или учебник. Этот вопрос решается по согласованию между школой и родителями, закон конкретно не определяет, как это должно быть. Как юрист я считаю, что включение элементов »сексуального просвещения« в обязательную школьную программу нарушает преимущественное право родителей на воспитание ребенка, гарантированное им Конституцией. Да, в Законе об образовании написано, что школа занимается образованием и воспитанием. Но преимущественное право принадлежит все-таки родителям. Поэтому все, что касается воспитания детей, должно производиться по согласованию с родителями. И если вдруг в любой базовый предмет включаются элементы полового воспитания (под которым обычно понимается сексуальное просвещение), в этом случае нарушается конституционное право родителей на выбор системы полового воспитания. Каждый родитель вправе сам решать, должен его ребенок сексуально образовываться школой или нет. Школа не может брать на себя эти прерогативы. Поэтому шаги, предпринятые Министерством образования, являются абсолютно незаконными.

Корр. И что, родители имеют основания подать в этом случае в суд?

Л. О.  Я думаю, что каждый человек, чье конституционное право нарушено, имеет основания для его защиты.

Корр. А куда нужно обращаться? В Конституционный суд?

Л. О.  Думаю, можно и туда. Но в этом случае надо ставить вопрос о признании незаконными действия законодательных актов, которыми утверждены стандарты образования, включающие половое воспитание: соответствуют ли они Конституции, нарушают ли они права граждан.

Корр. А сейчас половое воспитание включено в стандарты образования?

Л. О.  Стандарты пока не приняты, но в числе основных задач злополучного проекта «Половое воспитание российских школьников», впоследствии переименованного в «Воспитание здорового образа жизни«, значится именно включение элементов »полового воспитания« в эти стандарты. И министерство уже заявило, что работа над проектом завершена. Так что надо полагать, попытка включить »половое воспитание« в образовательные стандарты будет сделана.

Корр. Итак, если «секс-просвет» будет включен в стандарты и стандарты будут приняты, то что остается родителям?

Л. О.  Домашнее обучение. Фактически будет нарушено право на доступность всеобщего среднего образования.

Корр. И что, апеллировать к закону уже будет бессмысленно?

Л. О.  Тогда возможен судебный спор. Таких споров у нас пока нет, но в принципе наша система законодательства подразумевает защиту своих нарушенных прав и законных интересов. В данном случае это будет законное право на получение всеобщего образования и законное право на преимущественное воспитание детей. Если родители будут обращаться в суд, тогда, может, Минобраз задумается.

Корр. А как быть в данном случае с правами верующих? Скажем, православных? Ведь они не всегда имеют возможность обучать детей в православных гимназиях (хотя бы потому, что далеко не во всех городах и поселках такие гимназии есть) и отдают их в государственные школы. А по убеждениям религиозных людей, сексуальное просвещение — грех.

Л. О.  Да, сексуальное просвещение противоречит нравственным установкам всех традиционных конфессий, не только православной. Оно задевает чувства верующих. И включение «полового воспитания» в обязательную школьную программу будет грубо нарушать права верующих, их право не знать что-то. Есть право знать, а есть право не знать.

Корр. То есть могут быть новые иски?

Л. О.  Да, и новые конфликты на религиозной почве. Этого нельзя исключить.

Корр. Мы говорили о праве родителей на защиту детской нравственности. А теперь давайте поговорим о защите здоровья. Во многих школах девочкам раздают «тампаксы» и уверяют, что это безопасно, что это якобы не нарушает девственности. Хотя даже те гинекологи, которые не особенно склонны печься о целомудрии, предупреждают, что далеко не всем девушкам это показано, а честные гинекологи — те прямо говорят, что девочкам, девушкам использовать «тампаксы« нельзя! Как быть здесь с правами родителей? Имеют ли они право подать иск и на кого?

Л. О.  Вопрос очень хороший, но коротко ответить на него сложно. С точки зрения правозащитника здесь можно увидеть несколько аспектов незаконной деятельности со стороны тех лиц, которые вручают детям подобные «гигиенические средства». Как правило, это делается в рамках незаконной рекламы. Во-вторых, может быть причинен вред здоровью ребенка. Насчет вреда «тампаксов«, по-моему, все понятно. Но и раздача гигиенических женских прокладок тоже небезобидна. Ведь чаще всего эти средства раздаются с нарушенной упаковкой: в конвертике одна штучка. И неизвестно, где успел побывать сей предмет, насколько он стерилен, сертифицирован ли. В принципе не исключена возможность заражения подобных »гигиенических средств« любыми заболеваниями. И третий аспект. Подобные действия вполне можно рассматривать как незаконное медицинское вмешательство. А любое медицинское вмешательство в отношении несовершеннолетнего до 15 лет возможно только по согласию родителей. Поэтому раздача любых гигиенических, медицинских средств школьникам или медицинские осмотры (например, гинекологические) детей без согласия их родителей — это грубое нарушение школьной администрацией родительских прав. И родитель не только имеет право, но и обязан защитить своего ребенка, обратившись для этого в суд. И потихоньку родители привыкают, что раз мы строим правовое государство, то нужно обращаться не с жалобами в вышестоящие инстанции (хотя возможно и это), а с судебными исками.

Корр. То есть за тот факт, что ребенка принудили пройти гинекологический осмотр или получить тампакс, в принципе можно подать на директора в суд?

Л. О.  В принципе да, но лучше, чтобы формулировку иска подсказал профессиональный юрист в зависимости от конкретных обстоятельств дела.

Корр. Если с ребенком в стенах школы случается несчастье, каковы права родителей?

Л. О.  Пока ребенок находится в пределах образовательного учреждения, за его жизнь и здоровье отвечают те работники школы, которые с ним занимаются в данный конкретный момент. На уроке это учитель, на перемене — дежурный педагог. Общую ответственность за всех учащихся несет директор школы. Если, скажем, ребенок получает травму, то, как правило, определенная доля вины лежит на персонале школы и на непосредственном виновнике. Если причинен вред здоровью ребенка или моральный ущерб, родители могут предъявить иск к администрации школы о возмещении физического и морального вреда. Но в этом случае они должны будут доказать, что в действиях их ребенка не содержится прямой вины. Ну, скажем, ребенок залез на потолок и оттуда плашмя упал, а учитель его пытался удержать. Если совершаются действия уголовно наказуемые (например, если сотрудников школы можно обвинить в халатности), то они подлежат уголовной ответственности и их вопросом уже занимаются следственные органы.

Корр. Как правильно действовать, если с ребенком в школе стряслась серьезная неприятность?

Л. О.  Обычно родители идут к директору и разговаривают. Но они должны знать, что по Закону об образовании устное заявление не влечет за собой обязательных действий для администрации. Только письменное заявление обязывает администрацию школы принять меры.

Корр. Насколько я знаю, кроме физического воздействия на ребенка, Законом об образовании запрещается и воздействие психическое. Что под этим понимается?

Л. О.  Унижение человеческого достоинства, обзывательства, оскорбления по национальному, социальному признакам, угрозы применения наказаний, подавляющих волю ребенка.

Корр. В Москве пару лет назад был такой случай. На уроке биологии учительница заставила шестиклассницу рассказывать про онанизм. Девочка не сумела дать учительнице отпор и пришла домой в очень угнетенном состоянии, она считала, что ее опозорили при всем классе. Это можно расценивать как психическое давление на ребенка?

Л. О.  Это может быть расценено как унижение человеческого достоинства. Если в семье существует порицание такого явления, как онанизм, или если ребенок вообще не знает об этом, а его заставляют говорить о нем, это может быть расценено как давление на психику.

Корр. Мой ребенок, например, расценил как психологическое насилие анкетирование, которое пыталась затеять в их классе психолог. В анкетах содержались вопросы: «Ссорятся ли твои родители? Как часто они ссорятся?» «Это личное дело нашей семьи. Почему я должен рассказывать чужому человеку такие вещи?« — возмутился мой сын-третьеклассник и отказался отвечать.

Л. О.  И правильно сделал! В российской Конституции сказано, что каждый имеет право на частную жизнь. Жизнь семьи — это частная жизнь, и подобная анкета являет собой пример не просто психического воздействия на ребенка, а нарушение конституционного права каждого человека на частную жизнь. То есть с точки зрения юриста нарушение еще более серьезное, чем нарушение обычных прав. Увы, далеко не все наши педагоги достаточно хорошо воспитаны и понимают, что такое право на частную, личную жизнь. Вот недавно по телевизору показали, как одной девушке на улице пытались задать вопрос: «Не хотите ли вы рассказать что-нибудь о сексе?» Она ответила: «Нет. Это мое сугубо личное дело«. »Вы что, синий чулок?« — стал допытываться тележурналист. »Нет,- сказала она,- я не синий чулок. Но моя жизнь в этой области — это мое личное, частное дело, и в это никто не имеет права вмешиваться. Я на эти темы не говорю«.

Корр. Имеют ли право выгнать ребенка из школы и за что?

Л. О.  Не выгнать, а исключить. Ребенка имеют право исключить по основаниям, изложенным в уставе школы. Там есть четкий перечень таких оснований, и любой родитель может с ним ознакомиться. Диапазон требований, которые школа предъявляет к ученикам, сейчас достаточно широк, но, как правило, ученика исключают за какие-то дисциплинарные проступки или за хроническую неуспеваемость по двум и более предметам. Но повторяю, тут, в зависимости от устава, возможны варианты. В одной школе за драку ученика исключают, а в другой могут наложить дисциплинарное взыскание.

Корр. И куда ребенку податься, если его исключили?

Л. О.  Поскольку у нас гарантированное образование, то просто так взять и выбросить ребенка на улицу невозможно. Для исключения нужны очень серьезные, веские основания. То есть ребенок должен не просто провиниться, а грубо нарушить устав школы, совершить какой-то очень серьезный дисциплинарный проступок. Может быть, даже с оттенком криминальности. Допустим, он систематически избивает других учеников. Если ребенка исключают, органы образования решают вопрос о его переводе в другое образовательное учреждение. В случае неуспеваемости могут предложить остаться на второй год. В общем, просто так на улице, без образования ребенок не останется.

Корр. А что делать родителям, если учитель к ребенку несправедлив и наладить с ним отношения не удается? Такие жалобы встречаются достаточно часто.

Л. О.  Если педагог не прав, должна быть подана письменная жалоба. Администрация обязана провести служебное расследование. И если будет подтверждено, что педагог превысил свои обязанности, совершил какие-то противоправные действия, может стоять вопрос не только о переводе ребенка к другому учителю, но и о вынесении ему служебного взыскания вплоть до увольнения. Но конечно, каждый конкретный случай надо исследовать отдельно, потому что бывают родители, которые на ровном месте устраивают скандалы и выдумывают то, чего не было и в помине. А бывает наоборот.

Корр. Очень часто родители боятся связываться с учителями, боятся, что ребенка затравят. Как Вам кажется, эти страхи оправданы или, скорее, бояться должен педагог, что его обвинят в травле ученика, и он останется без работы?

Л. О.  Я думаю, что если родители нормально осуществляют свои родительские обязанности и защищают ребенка от различных негативных последствий, то бояться им нечего. Тут, скорее, надуманные страхи. Наша школа находится в очень уязвимом положении. Во-первых, педагоги отвечают за жизнь и здоровье ребенка, за то, чему они детей обучают. То есть школа имеет массу обязанностей перед родителями. Другое дело, что, прежде чем затевать конфликт, родитель должен здраво и взвешенно проанализировать сложившуюся ситуацию, выслушать не только своего ребенка, но и педагога. Но детей своих надо защищать. Практика показывает, что без этого нельзя.

Корр. Допустим, родители подали письменную жалобу директору школы, а результата нет. Что лучше: обращаться в суд или, как у нас привыкли, по инстанциям — в РОНО и т. п.?

Л. О.  Суд — дело хлопотное. Тут все зависит от степени вреда, нанесенного ребенку. Кому-то проще перевести ребенка в другую школу, а кто-то понимает, что переводом ничего не добьешься. Если писать по инстанциям, то нужно, чтобы это было не просто сетование на обидчиков, а описание конкретных противоправных действий.

Корр. Как быть, если учительница намеренно занижает оценки, а потом намекает, что хорошо бы с ней позаниматься за дополнительную плату? Или не с ней, а с ее коллегой, которая в свою очередь поставляет учеников ей. Насколько мне известно, такие случаи сейчас не редкость.

Л. О.  Здесь опять-таки трудно дать общие советы. Возьмем самый крайний случай: педагог действительно занижает ученикам отметки, вынуждая их платить деньги. Фактически он занимается вымогательством. Это серьезно, и к такому педагогу надо принимать меры, вплоть до привлечения его к уголовной ответственности. Каким образом можно доказать свою правоту? Если вы уверены, что отметки не соответствуют уровню знаний ребенка, требуйте сдачи экзамена перед независимой комиссией. При этом обязательно надо письменно изложить обстоятельства, почему вы идете на такой шаг.

Корр. В подобных случаях нужно обращаться в РОНО?

Л. О.  Нет, к администрации школы.

Корр. А что Вы скажете об экзаменах, которые устраивают при приеме в первый класс? Я слышала, что вроде бы это незаконно, но в московских школах сплошь и рядом такие экзамены существуют, только называются тестированием.

Л. О.  Муниципальные школы обязаны принимать безо всякого тестирования детей, проживающих в их микрорайоне. В случае отказа родители имеют право обжаловать действия должностных лиц.

Корр. Ну и, конечно, мы не можем оставить в стороне животрепещущий вопрос школьных поборов. Обычно, когда это удерживается в рамках допустимого, родители не протестуют. Но бывают школы, где из родителей постоянно тянут деньги. Причем очень часто деньги сдаются безо всяких документов, просто из рук в руки. Как быть в такой ситуации?

Л. О.  Не хотите — не платите. Вы вправе отказаться. В соответствии с уставом у каждой школы есть перечень дополнительных платных услуг. Если вас что-то из этого перечня устраивает, вы платите. Точно так же, в соответствии с уставом, может быть принято решение собрать деньги на какие-то школьные нужды. Естественно, по отчетным документам, в рамках закона. Если же просто говорят: «Вы должны сдать такую-то сумму на то-то», родитель вправе отказаться, заявив, что он не считает нужным принимать участие в этих расходах. Если же его обязывают платить, то действия администрации являются незаконными. И даже если родительский комитет принимает решение взыскивать деньги, но не оформляет это законным путем, то вполне можно отказаться. Вообще по Закону «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации« (ч. 4 ст. 9) устав школы должен вывешиваться на стене, чтобы каждый мог при желании с ним ознакомиться. Но на практике почти нигде устав не вывешен, и это лишнее доказательство того, что настоящего уважения к правам родителей пока не выработано ни у педагогов, ни у самих родителей. Однако понимание важности этого вопроса постепенно приходит. В ряде регионов уже созданы организации, которые называются »Родительские инициативы« или »Родительские комитеты«. Они собирают информацию об учебных заведениях, в которых грубо нарушаются права детей и родителей; направляют обращения в прокуратуру. Если кто-то из родителей готов защищать свои права в суде, эти организации оказывают им помощь. А это очень важно, ведь по русской психологии один в поле не воин. Вместе же мы — серьезная сила. К примеру, в Москве около двух лет работает общественная организация »Родительский комитет«, которая активно занимается защитой интересов семьи и несовершеннолетних детей.